Почему растет отчуждение российской бюрократии от народа

13 декабря 2018

Власть с ограниченной ответственностью.

Недавние скандальные заявления двух чиновниц из Саратова и Екатеринбурга – одной про то, что, мол, прожить на 3,5 тыс. руб. в месяц на макарошках вполне возможно, а другой, что государство своим молодым гражданам якобы ничего не должно, – не просто взорвали Интернет и вызвали волну возмущения. На некоторых интернет-ресурсах сегодня возникли целые коллекции подобных высказываний, сделанных в разное время. Прямо скажем, тяжелое впечатление оставляют эти подборки, в которых вместе собраны и нашумевшее «Денег нет, но вы держитесь», и сомнительное откровение одного из министров о том, что у нас в стране «нет бедных пенсионеров», и сентенции одного из политиков по поводу того, что, если кому-то не хватает денежных средств, «надо поменьше питаться». Когда все подобные перлы собраны вместе, отчетливо понимаешь: речь идет не о случайных оговорках. Нет! В том-то и беда, что перед нами во всей красе предстает образ мысли значительной части нынешней российской бюрократии, которая, увы, страшно далека от народа, как далека и от идеи государственного служения, и даже от элементарного человеческого сострадания.

С какой планеты наши чиновники?

В своей сатирической киноленте «Кин-дза-дза!» режиссер Георгий Данелия устами одного из своих героев высказал меткую фразу о чиновниках: «Да они на другой планете живут, дорогой!» Так получилось, что тот же самый образ использовал В. Терентьев из Владивостока, обратившийся в мою Интернет-приемную. Он написал: «Надо что-то делать с этими чиновниками инопланетянами, живущими в ином измерении. Понятно, что в свое время солидным повышением чиновничьих зарплат преследовались вроде бы благие цели — поднять престиж госслужбы и создать стимулы для прихода в госорганы профессионалов. Но на деле мы превратили бюрократию в касту избранных. Вот почему я горячо поддерживаю предложение «Справедливой России» о привязке зарплат депутатов и чиновников к средним зарплатам по стране. Надо возвращать наших «слуг народа» к реальности. В том числе к пониманию, что терпение народа не беспредельно!» А вот Н. Славин из Санкт-Петербурга считает, что все дело в бесконтрольности и безнаказанности. «Отнюдь не идеализирую времена СССР, – пишет он. – Однако тогда для чиновников всех уровней существовала некая острастка: они, скажем, побаивались жалоб в ЦК, инспекторов из партгосконтроля, фельетона в газете. А чего боится нынешний чиновник? Разве что попасть со скандальным видеороликом в социальные сети. Да и это чаще ничем серьезным не кончается: ну, возникает на какое-то время некая шумиха, но затем все возвращается на круги своя. Они своих не бросают!»

Консервация нищеты

К сожалению, таких же писем о чванстве, бездушии и безнаказанности чиновников разного уровня и разных ведомств я получаю в последнее время все больше и больше. Это говорит о том, что проблема стала одним из сильнейших общественных раздражителей. В то же время надо оговориться: давая негативные оценки российской бюрократической машине в целом, мы, разумеется, не должны огульно обвинять всех госслужащих. Никто не отрицает, что в системе госслужбы работают тысячи добросовестных руководителей и специалистов, честно выполняющих свои обязанности. И кстати, далеко не всех можно отнести к числу высокооплачиваемых. Поэтому никто не призывает, так сказать, объявлять «огонь по штабам». Речь о другом: о том, что надо видеть системные проблемы, извращающие суть государственного управления.

А главная проблема, на мой взгляд, в том ущербном социально-экономическом курсе, при котором записанная в Конституции России идея социального государства не является настоящим приоритетом. На вершине властной и управленческой пирамиды слишком много тех, кто эту идею воспринимает лишь как формальную декларацию и не более. Кто убежден, что государство должно свертывать свою регулирующую и контролирующую роль в экономике и ограничивать свои социальные обязательства. Разве та же поклонница макарошек из Саратова стала бы доказывать заведомо глупый тезис про то, что 3,5 тыс. руб. «достаточно для питания на месяц», если бы она не видела перед глазами пример самого российского правительства?

Судите сами: есть установленная законом норма – потребительская корзина должна пересматриваться раз в пять лет. Последний раз это было сделано в 2012 году. И вот недавно наше правительство берет и преспокойно продлевает действие устаревшей потребительской корзины до 2020 года. При этом — заметим особо! – существует приказ Минздрава, где четко расписаны нормы здорового питания. Этим нормам набор продуктов потребительской корзины и близко не соответствует. Основу этого набора сегодня составляют хлеб, картошка да молочные продукты. А вот мяса (судя по нормам Минздрава) среднестатистический россиянин в год получает на 14 кг меньше, чем это нужно. Дефицит овощей – 25 кг в год, фруктов – 40 кг. Я уж не говорю о том, что в нынешней потребительской корзине не предусмотрено никаких средств ни на аренду квартиры, ни хотя бы на минимальные культурные запросы, ни на транспорт, ни на отдых.

«Справедливая Россия» постоянно указывает на то, что правительство, держась в нарушение закона за ущербные нормы потребления, в сущности, консервирует для миллионов наших сограждан жизнь в нищете и существование впроголодь.

Наша фракция неоднократно вносила законопроекты, призванные вернуть все в законное русло. Увы, пока наши инициативы под разными предлогами заматываются и отвергаются.

Кому должен, всем прощаю

Теперь попробуем разобраться с тем, откуда берутся у некоторых чиновников представления о том, что государство якобы ничего не должно гражданам. Да все оттуда – из ущербной социальной политики. Нет, конечно, ни в федеральном бюджете, ни в других документах мы не найдем впрямую слов: «государство не должно». Но то, с какой легкостью переиначивается система государственных обязательств, с какой беззастенчивостью чиновники идут на разного рода заморозки и приостановки многих законодательно установленных социальных норм и гарантий, просто поражает.

В каких-то изгоев у нас, к примеру, превращены работающие пенсионеры. С 2016 года индексации пенсий им заморожены. В 2019-м им опять ничего не собираются индексировать. Не запланирована на 2019 год и индексация размеров материнского капитала. Странно как-то получается: с одной стороны, все выражают обеспокоенность снижением рождаемости в стране. С другой – жаба душит, чтобы реально и весомо поддержать семьи, которые решаются в нынешних условиях на рождение второго ребенка.

Чиновники почему-то не считают зазорным вести себя по известному принципу промотавшегося игрока-банкрота: кому должен, всем прощаю. Скажем, гражданам в очередной раз «простили» отмену транспортного налога, которая была обещана, когда вводились акцизы на бензин. Сегодня акцизы повышают, цены на бензин устремляются вверх, а когда мы ставим вопрос об отмене транспортного налога и ликвидации двойного налогообложения автомобилистов, чиновники делают удивленные глаза: какая отмена? О чем вы? Давным-давно эту тему проехали.

Точно так же в очередной раз проехали и тему компенсации советских вкладов. Хотя напомню: соответствующим федеральным законом долги перед обладателями вкладов, сгоревших в ходе гайдаровской шоковой терапии, признаны внутренним долгом государства. Но с 2003 года выплаты по этому долгу либо замораживаются, либо на них выделяются какие-то крохи. Вот и в бюджете–2019 на компенсации предусмотрено всего 5,5 млрд руб. Притом что у бюджета в этот раз планируется очень существенный профицит – в 2 трлн руб.

В режиме ООО

В бизнесе есть такая организационно-правовая форма – общество с ограниченной ответственностью. Считается, что это удобная модель для малого бизнеса с небольшими оборотами. Под маркой ООО есть возможность начать какое-то дело, но при этом не отвечать по возможным рискам личным имуществом. Во что нередко эти самые ООО превращаются, мы прекрасно знаем: в фирмы-однодневки, в отмывочные конторы, в компании, занимающиеся махинациями в ЖКХ, и т.д. Впрочем, это отдельный разговор. В контексте же данной статьи хочется задаться вопросом: почему у нас некоторые органы власти тоже живут и действуют как бы в режиме этих самых ООО? Что-то делается, что-то решается, но вот ответственность за все это почему-то весьма и весьма ограниченная и совсем не персональная.

В качестве конкретного примера приведу историю с так называемыми дачно-газовыми конфликтами. Вот уже несколько лет представители «Газпрома» и его дочерних компаний, ссылаясь на принятые задним числом нормы, пытаются выселять дачников и садоводов из зон, примыкающих к магистральным газопроводам. Люди получили участки много лет назад, построили там дома, имеют все необходимые документы. И вдруг – на тебе! – их начинают третировать требованиями сносить дома, причем без всяких компенсаций. Я лично докладывал президенту Владимиру Путину о том, какое огромное количество совершенно диких и несуразных ситуаций возникает тут, причем практически по всей стране. Президент вник в проблему и дал указание правительству: решить проблему в интересах граждан. Два года прошло, но дело с места, по сути, так и не сдвинулось. Почему? Да потому что развязывать многие узлы дачно-газовых конфликтов сложно и хлопотно: тут и законы надо поправлять, и в запутанных коллизиях разбираться, причем в некоторых случаях требуется, судя по всему, даже окорачивать слишком ретивых газовиков. Ох, как не хочется влезать во все это чиновникам! Ох, как не хочется кому-то брать персональную ответственность на себя! Вот они и тянут время. Наверх докладывают: мол, дело движется, а между тем произвол по отношению к дачникам и садоводам продолжается.

К сожалению, таких примеров безответственности, неисполнительности и в то же время подмены реальных результатов работы разного рода имитациями и подтасовками можно привести множество. И не случайно на недавнем заседании Госсовета Российской Федерации Владимир Путин особо заострил внимание на этом. «Конкретных результатов, – сказал он, – мы должны добиваться не на бумаге, а на территориях – в городах и деревнях. Нам нужна не средняя температура по больнице, а реальные изменения. Нам нужны не формулировки красивые на бумаге, а подъем уровня жизни людей».

Президента, конечно, совершенно не устраивает то, что многие его усилия и указания увязают в бюрократическом болоте. Чиновники «с ограниченной ответственностью» сводят на нет очень многие планы и решения президента. Этого нельзя не видеть, с этим нельзя мириться.

От ограниченной ответственности – к безграничной безответственности

Сошлюсь еще на одно письмо из своей почты. В. Лаптев, работник одного из учреждений культуры из Курска, с возмущением написал: «Знаете, как у нас «выполнили» указ президента о приравнивании зарплат работников культуры к средним по региону? Подняли их до нужного уровня одноразово, как раз к тому моменту, когда губернатору (теперь, правда, бывшему) надо было отчитываться перед президентом. Но спустя несколько месяцев наши зарплаты вернулись к привычному уровню, и на октябрь 2018 года они едва ли дотягивали до двух третьих по региону. Ну что это такое, если не циничная показуха?» Трудно не согласиться с автором обращения. Вообще, когда знакомишься с подобными фактами, возникает мысль о насущной необходимости очередной административной реформы.

Причем такой реформы, в основе которой должны быть не столько структурные изменения, сколько кадровое обновление. Надо решительно избавляться от тех, кто пришел на госслужбу не ради служения народу, а ради получения так называемой коррупционной ренты. Надо избавляться от людей некомпетентных. (Те же перлы про макарошки – они ведь не от большого ума выдаются!) Лгунов и показушников следовало бы просто гнать со своих должностей. Уличили в очковтирательстве – освобождай должностное кресло! Это должно стать непреложным правилом.

Мы в «Справедливой России» давно предлагаем разработать административные регламенты, которые максимально четко определили бы деятельность каждого госслужащего, в какой бы сфере он ни работал. Кроме того, конечно, необходимо внедрение современных технологий. Тут есть, кстати, позитивные примеры. Скажем, неплохо работают так называемые многофункциональные центры по оказанию госуслуг населению в Москве. Но, во-первых, такие МФЦ работают пока только в столице и некоторых крупных городах. Во-вторых, речь идет в данном случае только о сфере, связанной с оказанием госуслуг населению. А сколько еще важнейших сфер нуждается в урегулировании! К примеру, мы в «Справедливой России» считаем, что по-прежнему существует просто-таки раздолье для воров и казнокрадов в сфере госзакупок, откуда утекают миллиарды рублей. По-прежнему много неясностей в сфере взаимоотношений государства и бизнеса. Эффектный лозунг «Не надо кошмарить бизнес!» не только ничего не решил, наоборот, многое запутал. По трагедии в кемеровской «Зимней вишне» мы знаем, что кое-кто из чиновников воспринял задачу снижения административного давления на бизнес как снятие с себя ответственности за многие жизненно важные вопросы, в том числе за вопросы, связанные с обеспечением безопасности людей. Вот это уже не «ограниченная ответственность». Это скорее — безграничная безответственность!

Где удобно править – неудобно жить

Великий русский историк Василий Ключевский как-то подметил: «Всякое общество вправе требовать от власти: «Правьте нами так, чтобы нам удобно жилось». Но бюрократия думает иначе: «Нет, это вы живите так, чтобы нам удобно было управлять вами».

Увы, эта фраза Ключевского, сказанная давным-давно, по-прежнему актуальна для нашей страны. Действительно, среди руководителей и чиновников разных уровней много тех, кто хотел бы жить и работать, как им удобно и выгодно. Они возомнили себя «белой костью» и не собираются быть «слугами народа»: наоборот – это народ должен безропотно служить им и быть источником их благоденствия.

Есть два важных момента, которые мы должны учесть для понимания того, что же усугубляет эту циничную спесь и отчужденность. Первое – это, несомненно, политический монополизм партии власти – «Единой России». Именно стремление данной политической силы подмять под себя все и вся порождает клановость, круговую поруку, убежденность циничных чиновников, что «они никому ничего не должны» и что партбилет «Единой России» в кармане – это индульгенция от любых прегрешений и карт-бланш для дальнейшего карьерного роста.

Второе. У нас в стране, к сожалению, до сих пор отсутствуют необходимые условия и инструменты для общественного контроля над деятельностью власти и госаппарата. Периодически взрывающиеся интернет-бомбы – это не контроль. Для матерых чинуш это лишь легкое щекотание нервов. В том-то и дело, что принципы открытости и публичности власти должны стать повседневной нормой. К сожалению, программа «Электронного правительства», которая вроде бы и призвана обеспечить реализацию этих принципов и которая начата у нас аж с 2009 года, явно буксует. До опыта такой страны, как, скажем, Швеция, нам еще очень далеко. Там любой гражданин, обратившийся в любое ведомство (с вопросом, предложением, запросом на информацию и т.д.), может на любой стадии увидеть, как решается его проблема. Пробуксовка «Электронного правительства» (да и «Электронного парламента»), думается, во многом связана с тем, что открытость властных структур невыгодна тем, кто хотел бы, чтобы власть и госаппарат продолжали и дальше пребывать «в режиме ООО».

Многое, конечно, зависит от самих граждан, от избирателей. Важно, чтобы они стремились разобраться в истинной сути процессов, происходящих в нашем государственном устройстве и политической жизни. Когда придет такое понимание, вместе с ним придет и желание определиться: согласны ли граждане отдать Россию в безраздельное владение бюрократии? Или все-таки они хотят сами быть хозяевами собственной судьбы? Категорически не согласен, когда при обсуждении путей борьбы с бюрократизмом и коррупцией звучит некая фатальность и безысходность. Мол, это чуть ли не ментальная черта России, следствие особенностей ее исторического развития, тяги народа к сильной руке и т.д. Это неправда! Россия ничуть не хуже других стран, и она способна, модернизировав на демократических началах свою политическую систему и систему госуправления, вывести их на самый современный уровень. Я лично верю в то, что наше общество вполне в силах обуздать бюрократию, указать ей на свое место и потребовать от каждого чиновника профессиональной и ответственной работы.


Источник:
«Независимая газета» (Москва). – 13.12.2018