Режим самоизоляции выявил серьёзные правовые и технические пробелы

14 мая 2020

Условия карантина и самоизоляции заставили перейти на удалённый формат работы тысячи организаций. Для многих из них дистанционная работа, которую до того не все руководители воспринимали всерьёз, стала залогом выживания. Причём речь идёт не только об отдельных проектах, но и о крупных бизнесах, целых общественных институтах. Какие же предварительные выводы можно сделать по результатам полутора месяцев работы на «удалёнке»?

Многие руководители, привыкшие к офисному взаимодействию, восприняли переход на дистанционную работу как неизбежное зло. Продержаться в нынешнем формате до полугода готов только каждый четвёртый-пятый работодатель, показывают результаты опроса HeadHunter. Однако нашлись и те, кому такой режим пришёлся по душе, и компания готова продолжать удалённую работу. 

Естественно, выше речь шла об отраслях, где «онлайн» не имеет значительных объективных ограничений: IT, консалтинг, бухгалтерский учёт, инжиниринг, архитектура, маркетинг, реклама и др. Для многих компаний из этих сфер интернет давно стал главной средой, а самоизоляция внесла не так уж много корректив в методы работы. Удалённое общение с клиентами, переписка по электронной почте и мессенджерам, видеоконференции, облачные хранилища давно привычны и понятны сотрудникам.

Некоторые эксперты даже высказываются в духе известной поговорки: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». По их наблюдениям, самоизоляция стимулировала резкий рост интереса к программным решениям для онлайн-торговли, и в этом аспекте Россия сможет подняться до общемировых показателей. 

Совсем по-другому дела с «удалёнкой» обстоят там, где до конца марта дистанционные технологии только начинали применять. Прежде всего, это образование и здравоохранение. Тут интернет в массовой практике играл в лучшем случае вспомогательную роль, а нередко им пользовались формально, только ради отчётности. Уверен, что если бы врачам и учителям уже давно предоставили качественные компьютеры и программное обеспечение, если бы серьёзно подошли к их обучению, они бы внедрили онлайн-сервисы как минимум не хуже представителей бизнеса.

Стала очевидна ещё одна проблема, которую предстоит в ближайшее время решить в том числе и нам, законодателям. Это слабая проработка нормативной базы, которая позволяла бы чётко соблюдать трудовые права удалённых работников. Когда дистанционное обучение и телемедицину уже начали применять, выяснилось, что рабочий день учителей стал бесконечным, что врач не имеет права консультировать из дома… И это лишь два примера из десятков несостыковок, которые необходимо выявить и исправить в правовых актах разных уровней.

И, конечно же, кибербезопасность. Вопрос о защите данных ещё никогда не стоял столь остро. Стало очевидно, что у организаций практически всех типов и уровней не хватает программных решений, которые защитили бы их сотрудников от кибератак и иных информационных угроз. Особенно наглядно эта проблема проявилась в системе образования. Из-за отсутствия единой платформы для школ и постоянных сбоев на имеющихся сайтах пострадали сотни тысяч учителей и детей.

Очевидно, что если мы не проведём в ближайшее время серьёзную правовую и техническую работу, в случае повторения ситуации с самоизоляцией в будущем столкнёмся с теми же проблемами. Сейчас системные ошибки выявились, будем исправлять.