Святой Владимир в судьбе России

21 октября 2015

В череде исторических дат и событий новейшего времени особенное значение приобретает 1000-летие памяти святого равноапостольного князя Владимира (960–1015). С его именем связывают начало процесса, последствия которого не имеют ничего равного в национальной истории. Это обращение славянского населения Руси в христианство, самоопределение народа на основе христианской веры. Именно при Владимире мы окончательно стали русскими.

Когда приходят такие даты, необходимо соотнести масштаб события с современностью. Воздавая должное человеку, возглавившему процесс христианизации Руси, мы должны использовать этот повод для осмысления собственной истории, в том числе и церковной, русской государственности, процесса формирования национального характера, образа жизни, культуры. Эта дата одновременно и напоминание о защите духовных ценностей и традиций – нашего общего социального капитала, сохранение которого особенно важно в условиях мирового кризиса, глобальной нестабильности и новых исторических вызовов.

Тысяча с лишним лет отделяет нас от великой миссии святого князя. Его путь к предначертанной исторической роли был непростым. Вначале – язычник, поклоняющийся идолам, участник извечных княжеских между¬усобиц. И ведь что интересно: до принятия христианства сплотить князей ему никак не удавалось. Но логика истории и высший промысел постепенно расставили всё по местам.

В церковном тропаре Владимиру есть такие слова: «…и обрёл еси бесценный бисер Христа, избравшего тя, яко второго Павла». Сравнение святого равноапостольного князя с апостолом Павлом неслучайно. Как известно, Павел, будучи ещё Савлом, сам принимал участие в гонениях на христиан, пока Господь не явился ему со словами: «Савл, Савл! что ты гонишь Меня?» В этот момент жизнь будущего апостола перевернулась. Нечто похожее наблюдаем и в жизни Владимира.

Считается, что одним из событий, которые привели к перевороту в сознании Владимира, стала казнь двух захваченных им в плен варягов-христиан. Они приняли смерть, не пожелав отказаться от веры (впоследствии на месте их казни он возведёт церковь). Владимиру стало ясно: единая вера, христианство – это путь к спасению, объединению людей.

Очевидна роль Владимира как государственника. Подобно византийскому императору Константину, он увидел в православии единственный путь к собиранию страны, разделяемой родоплеменной борьбой. Сказывались в ходе этого процесса торговые и культурные связи с Византией. Постепенно на Руси, вопреки воле языческих жрецов-волхвов, становилось всё больше христиан.

До сих пор существуют разные суждения насчёт известного летописного сюжета о «выборе веры» Владимиром. Кто-то высказывает желание понять: правильно ли поступил Владимир, верный ли выбор сделал? Но русские летописи, как и европейские хроники, – жанр отнюдь не строгий. Они переписывались при каждом новом князе в угоду его политике. Поэтому в летописях куда важнее и информативнее то, как именно они написаны.

«Выбор веры» не обязательно имел место, но дело не в достоверности фактов, а в том, что другой выбор был просто невозможен для человека, знавшего о Царьграде. В то время Византия со своим могуществом, дипломатией, торговлей, искусством, архитектурой, городскими садами и фонтанами выделялась на фоне своих соседей. Византийская культура значительно превосходила современную ей европейскую. Поэтому решение Владимира был понятным и очевидным для всех.

Но помимо обычных земных закономерностей истории есть и провиденциальные. В этом смысле князь Владимир стал тем избранником, который взял на себя миссию просветителя и проводника христианского вероучения. И русский народ будет вечно благодарен ему.

Как сказал патриарх Кирилл в своей речи на 1000-летие преставления князя, «избрав благочестивый образ жизни, начав повсеместное строительство храмов и церквей, демонстрируя неизменную заботу о дружине, о простых людях, об убогих и даже о преступниках, мудрый правитель, прозванный в народе Красно Солнышко, доказал своим подданным, что правда Божия и жизнь по Христову евангельскому закону неизмеримо выше человеческой славы, почестей и богатств».

В преданиях многих народов есть особая легендарно-историческая фигура святого правителя, строителясправедливого царства. У англичан это король Артур, у французов – Людовик IX Святой, у нас – князь Владимир Красное Солнышко.

Одно из объяснений его ласкового прозвища связано с историей о личных качествах князя и его отношении к подданным. По легенде, однажды Владимир в честь спасения от печенегов решил устроить грандиозный пир. Но пир этот был необычным. На него пригласили всех людей из окрестных городов… кроме бояр и старейшин. Бедняки свободно проходили в палаты и брали себе вдоволь еды. А затем такие пиры стали устраивать каждый год. Таким образом светлейший князь хотел подчеркнуть, что все мы равны перед Господом, что нет для него знатных и незнатных, а все равны. Это краеугольный камень апостольского христианства, которое Владимир принёс на Русь. Кто-то поставит под сомнение эту легенду. Действительно, верна она или нет – мы никогда доподлинно не узнаем. Но очевидно, что реальный образ Владимира не мог так уж сильно расходиться с его легендарным портретом. Само существование этого сюжета уже говорит о том, кого люди видели во Владимире и как христианизированный им народ понимал добро и справедливость. Значит, всё, посеянное им, упало в добрую почву.

От начала христианского почитания в XII веке его имя стало занимать всё больше места и в мирской жизни. Владимир – герой народных преданий, былин, сказаний, его именем нарекались новорождённые, давались названия не только церковным, но и официальным учреждениям. 900-летие крещения Руси (1888) – одна из важных исторических вех – была отмечена началом строительства Князь-Владимирских соборов во многих российских городах.

К сожалению, наши знания о жизни князя до сих пор являются менее полными, чем могли бы быть. Это означает, что детальное изучение жизни и деяний князя Владимира может и должно стать одной из приоритетных тем для современных историков.

В 1980–1990-е годы ХХ века открылись новые возможности для социализации Русской православной церкви и восстановления того влияния, которым она обладала до 1917 года. Церковь оказалась тогда в эпицентре общественного внимания, начала быстрыми темпами развивать сферу благотворительности, создала мощное волонтёрское движение. Многим казалось, что именно РПЦ в состоянии соединить концы распавшейся русской традиции: ведь она – единственный национальный институт, уцелевший с дореволюционных времён и переживший советский период.

Но всё это не устраивало некоторую часть элиты России, точно так же, как раньше не устраивало коммунистическую номенклатуру. Мы были очевидцами того, как предпринимались отчаянные попытки поссорить церковь то с научным сообществом, то с государством, то с деятелями культуры и музейщиками. Новые идеологи ставили православных христиан перед выбором: или отказаться от защиты своих гражданских прав и интересов, или поставить под сомнение легитимность церкви. Российским православным пытались мешать строить храмы и совершать коллективные молебны. А вместо ленинского антицерковного декрета некий олигарх-политик предлагал регламентировать жизнь православной общественности специальным «Религиозным кодексом». К счастью, эта инициатива была отвергнута.

Затормозить формирование православной части российского гражданского общества не удалось и уже не удастся. Но нынешняя ситуация требует мужества от рядовых членов церкви и особой ответственности от духовенства, чей интеллектуальный, духовный уровень должен всегда возвышаться над стандартами общества потребления.

Православные люди обязаны помнить: авторитет церкви всегда будет держаться на том, что она может говорить народу правду там и тогда, где и когда этого не делают другие. А также выступать на стороне «униженных и оскорблённых». Это означает – быть совестью народа, быть достойными великих предшественников, святых, «в земле Российской просиявших», а также великих патриархов Гермогена, Тихона и Сергия. И конечно, достойными самого князя Владимира.

Тысячелетие жития святого Владимира – историческая веха, показывающая реальное значение этой фигуры. Принимая это во внимание, президент России Владимир Путин предложил создать около Севастополя историко-культурный центр христианства, поскольку именно там, неподалёку, на территории Корсуни-Херсона крестился князь Владимир. Нельзя не отметить и то, что Херсонес представляет собой важнейший сакральный центр России, точку, где особенно ощутима наша живая историческая связь с духовной родиной – Византией.

С течением веков смысл и значение исторической роли святого Владимира, память о нём, хранящаяся в культурном фонде человечества, находила своё воплощение в сооружении соборов, церквей, монастырей, памятников, благотворительных учреждений по всему миру – не только в России, но и в Лондоне, Хьюстоне, Брисбене, Торонто и ещё в трёх десятках историко-географических мест.

Наиболее известный памятник установлен по инициативе Николая Первого на Владимирской горке над Днепром в Киеве в 1853 году. А в 1862 году в Великом Новгороде состоялось открытие величественного монумента «1000-летие России». Одно из центральных мест в экспозиции – образ крестителя Руси.

При этом сам факт того, что в Москве, столице России, до сих пор не было памятника одному из основателей русского государства, выглядит вопиющим. Но сегодня дело сдвинулось с мёртвой точки. И хотя не обошлось без трудностей, к счастью, многолетняя мечта православных верующих близка к осуществлению.

Проблемы, как известно, возникли с местом установки. В итоге решено установить Владимира на Боровицкой площади, а не на Воробьёвых горах, – опасались, что там будет осыпаться склон. Вообще-то где именно будет установлен памятник, не имеет принципиального значения. Но как геолог могу сказать, что нет такого склона, который не могли бы укрепить русские инженеры, которые, кстати, в середине XIX века успешно укрепили катастрофически осыпающуюся Владимирскую горку в Киеве.

Великий князь Владимир – одно из тех духовных светил, что одаривает верующих теплом единения вокруг христианских ценностей. Вся Россия воздаёт ему должное за вклад в сплочение русских в единый народ, в единое государство. Поэтому благодарные потомки знаменуют тысячелетие жития и служения Святого Владимира возведением памятника в Москве.

Источник: «Литературная газета» (Москва). — 21.10.2015