Власть надевает "железные маски", общественное недовольство растет

18 сентября 2012

В этот день в 1698 году в знаменитую Парижскую Бастилию, куда помещались личности, представляющие политическую опасность для властей того времени, был переведен тайный узник – человек, лицо которого скрывала маска. В юности меня, как и многих сверстников, благодаря романам Александр Дюма, эта история очень интересовала.


До сих пор личность этого загадочного человека доподлинно неизвестна, а история его жизни осталась неразгаданной. Даже после Великой французской революции и обнародования архивов этой страшной тюрьмы, обнаружилось, что все документы, относящиеся к этому особому и изолированному от других заключенному, были уничтожены.


Что же так хотели скрыть тогдашние французские монархи? Пожалуй, сейчас, даже за отсутствием явно указывающих на личность маски доказательств можно с уверенностью предположить, что укрывали они человека, по их мнению, способного эту политическую ситуацию обострить.


Уверен, что будучи носителями политических взглядов, которые в современном мире мы называем консервативными, французские власти всеми силами желали избежать угрозы, исходящей от зреющего в обществе социального конфликта. Но избежать этого, увы, так и не удалось. Недовольство социальной несправедливостью, бездействием и равнодушием власти неуклонно росло, несмотря на все попытки политических расправ и сохранение существующего порядка. Прошли долгие годы, прежде чем это недовольство вылилось в Великую французскую революцию.


Это случилось 14 июля 1789 года. Политический монополизм был сокрушен, Бастилия была разрушена. История в очередной раз доказала: не столь важно, кто из мнимых врагов становится жертвой и какие репрессии к ним применяют. Главное, что пока власти, вместо реального социального ответа готовят новые «железные маски» работает часовой механизм процессов, приводящих в конечном итоге к социальному взрыву.


Кто-то скажет, что бунт для свободолюбивых французов – нечто вроде привычки. Но если углубится в историю, такое поведение граждан рано или поздно входит в обиход в любой стране мира, где царствует властный диктат и интересы социального большинства цинично подменяются интересами большинства политического. Так что, у каждой социальной бомбы, я уверен, есть свой срок. Трагедия – если её досрочно не обезвредить, и она все-таки «рванет».