Коррупция разъедает основы нашей государственности

12 августа 2016

Сергей Миронов считает, что для полноценной борьбы с коррупцией нашей стране необходимо ратифицировать 20 статью профильной Конвенции ООН. Об этом он заявил в ходе рабочей поездки в Приморский край, комментируя последние антикоррупционные инициативы парламентской фракции «Справедливая Россия».

«Коррупция, как ржавчина, разъедает основы нашей государственности, – говорит Сергей Миронов. – Наша фракция давно предлагает приравнять коррупцию к государственной измене, вернуть институт конфискации, причем не только у преступника, но и членов его семьи. Если у них есть дорогое имущество, но нет документов, подтверждающих законность доходов, на которые они его приобрели. Но самое главное, что бы ни говорили коллеги из «Единой России», нам необходимо ратифицировать 20 статью Конвенции ООН против коррупции».

В соответствии со статьей 20 «Незаконное обогащение» Конвенции уголовно наказуемым признается необоснованное значительное увеличение активов должностного лица. Фактически чиновники в данном случае теряют презумпцию невиновности, отметил Сергей Миронов. Противоречие принципу презумпции невиновности считается официальным препятствием для ратификации 20 статьи Конвенции в России.

«Ратификация статьи позволила бы сделать замечательную вещь. Когда любой гражданин может публично спросить любого чиновника: откуда у вас при официальной зарплате особнячок на Рублевке и вертолетик в личном пользовании? И чиновник обязан доказать наличие официальных доходов, на которые он это купил. Либо, как любой вор, сидеть в тюрьме», – заявил он.

За последние десять дней Сергей Миронов совместно с другими депутатами фракции «Справедливая Россия» в Государственной Думе ФС РФ инициировал три законопроекта антикоррупционной направленности: об отмене применения условного наказания к лицам, совершившим коррупционные преступления; о неприменимости срока давности при уголовном преследовании коррупционеров; а также об ответственности близких родственников коррупционеров за возмещение ущерба от коррупционных деяний.