О преобразовании Министерства связи и массовых коммуникаций РФ в Министерство цифрового развития РФ

16 мая 2018

Сергей Миронов прокомментировал переименование Министерства связи и массовых коммуникаций РФ в Министерство цифрового развития РФ. Напомним, такое название оно будет носить в новой структуре Правительства Российской Федерации, которую вчера утвердил Президент РФ В.В. Путин.

По мнению председателя Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, новое название министерства будет непонятно подавляющему большинству населения.

«Словосочетание «цифровое развитие» в названии новой структуры требует раскрытия его смыслового содержания для широких масс населения. Сегодня большинство населения России сути данных процессов и, более того, их важности для развития экономики не понимает, потому что никто ему не объясняет. Министерство цифрового развития, таким образом, будет восприниматься значительной частью общества как ещё одна непонятная структура, которая создана для неясных целей – возможно, даже с целью искусственного раздувания чиновничьих штатов, как очередная бесполезная «кормушка», – считает Сергей Миронов.

Он также полагает, что использование термина «цифровое развитие» у определённой части населения может вызвать страхи, связанные с усилением способов дистанционного контроля со стороны государства над гражданами. Они могут увидеть в этом угрозу усиления цензуры в интернете или даже «закрытия» российского интернета от внешнего мира, ограничения свободы информации посредством разработки и внедрения технологий дистанционного контроля над цифровыми устройствами граждан и пр., вплоть до чипирования населения в целях тотального контроля.

«Для кого-то такие страхи звучат смешно, но прежде чем тупо переводить английское digital economy на русский, объясните, пожалуйста, людям, что это такое», – отметил руководитель фракции СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ в Государственной Думе ФС РФ.

Он также полагает, что вынесение на первое место «цифрового развития» в новом названии министерства представляется конъюнктурным шагом, когда масштабная работа по развитию экономики может быть подменена красивым и громким названием, ориентированным на узкую прослойку «креативного класса».

«Важность задачи насыщения отечественной экономки цифровыми технологиями не подвергается сомнению. Однако требуется ли ради этого специально придумывать новое красивое название для министерства? Как совместить с этим красивым названием необходимость заниматься повседневными вопросами обеспечения функционирования сетей связи в России, регулирования сферы СМИ и т.д.?» – пояснил он.

Сергей Миронов напомнил, что в истории переименованного министерства были варианты более привычных и понятных названий. В 2004–2008 гг. аналогом «цифрового развития» в названии министерства были «информационные технологии» – словосочетание, уже достаточно прочно вошедшее в лексикон россиян и понятное им. В 1997–1999 гг. и затем в 1999–2004 гг. в названии присутствовал чуть менее удачный, но тоже более понятный термин «информатизация».

«Представляется гораздо более удачным, хотя бы с точки зрения имиджа нового министерства в глазах населения, оставить в названии отсылку к информации, дабы подчеркнуть главную задачу министерства, заключающуюся в регулировании информационной сферы жизни общества. При этом употребление в названии, например, термина «информационные технологии» не будет идти вразрез с задачами по масштабному внедрению электронных, цифровых технологий в здравоохранение, образование, промышленное производство, процесс взаимодействия граждан с государством и т.д., поскольку в конечном итоге именно обмен информацией является базовым процессом, происходящим «внутри» всех цифровых технологий», – резюмировал председатель Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ.