А мы Вам верили("Вечерний Петербург" (Санкт-Петербург).- 12.04.2002.- №066.- c.2)

12 апреля 2002

Помнится, это был один из тех питерцев (раньше были только Анатолий Чубайс, Сергей Беляев и Алексей Большаков), массовый отъезд которых в южную столицу десять лет спустя стал предметом язвительных шуточек московских чиновников и обрел название «питерский призыв».

Можно сколь угодно долго говорить об особой петербургской школе чиновничества, о пристрастиях президента к землякам — речь сегодня не об этом. Беда не в том, что они не возвращаются (помнится, из всех «эмигрантов» вернулся на работу в город на Неве после бесславной карьеры в федеральном правительстве только Алексей Большаков, известный в народе как автор котлована у Московского вокзала). Беда в тех несбывшихся надеждах, которые вольно или невольно связывались если не у всех горожан, то по крайней мере у руководителей города с переходом очередного петербуржца на высокую федеральную должность. «Ну уж имярек-то нам теперь поможет — и денег выбить, что федеральный бюджет задолжал, и инвестиционный проект согласовать, и вообще вопрос решить», — сладко мечтали чиновники из Смольного.

А в итоге? Из всех питерских выходцев за последние десять лет лишь один не обещал вернуться и не клялся публично в любви к Петербургу. И именно он сделал для раскрутки города во всем мире больше, чем кто-нибудь иной.

Что же касается остальных… Не проходит ощущение, что им Петербург нужен только для прописки в паспорте, которая сегодня ценится в Москве выше, чем партбилет в прежние времена. И вспоминают они о родном городе лишь по карьерным соображениям.

Уважаемая наша Валентина Матвиенко, социальный вице-премьер, приехав по поручению Кремля избираться губернатором в 2000 году, столько боли высказала за тяжелую судьбу Петербурга, столько искреннего участия в непроходимых бедах простых горожан! И куда все девалось, когда из Кремля же последовала команда «Отставить!»?

Или самый свежий пример. Убывая на сенаторскую должность минувшим летом, Сергей Миронов заявлял о готовности «отстаивать интересы города» и увез в своем портфеле законопроект «О выполнении Санкт-Петербургом некоторых общегосударственных функций». Идея, между прочим, глубоко правильная. Суть закона — внести в федеральный бюджет строку о компенсации городу затрат на прием бесчисленных государственных делегаций, содержание федеральных и международных органов власти. Уже приехав в Москву, Сергей Михайлович вновь закинул идею о переносе в Петербург если не всей власти, то хотя бы ее части. Обещал помощь в решении многих питерских проблем. Например, в ликвидации размыва Кировско-Выборгской линии метро, который он лично осмотрел уже в качестве спикера Совета Федерации. И что дальше? А пока ничего. Денег на метрополитен из федерального бюджета нет. О передаче Петербургу части столичных функций речь уже не идет (хотя Владимир Путин, кстати, эту тему не забыл и с повестки дня не снял). Более того, в одной из газет Сергей Миронов высказался прямо: «Столица у нас одна — город Москва».

И так, кажется, с каждым. Вспомним Анатолия Чубайса, Алексея Кудрина, Бориса Грызлова, Илью Клебанова…

Радоваться бы надо только, когда «наши» уезжают руководить Россией. И по-житейски понятна была бы забывчивость бывших земляков: в конце концов что петербуржец, что новгородец, что екатеринбуржец, став министром, не в москвича превращается, а в федерала (есть, похоже, и такая порода людей на российских просторах). Россия велика, проблем масса, а Петербург — лишь маленькая точка на карте.

Но не божитесь вернуться, господа. Не пытайтесь убедить нас, что любовь к городу вам дороже, чем карьера. В конце концов одно другому не мешает. И стремление вверх — такое же нормальное чувство, как и желание «на Васильевский остров прийти умирать». Просто глупо и смешно, уходя к новой жене, клясться в любви и обещать всегда помогать прежней.