Интервью Сергея Миронова еженедельнику "2000"

17 сентября 2012

3 сентября открылась осенняя сессия Государственной думы РФ, которая начинает работу в новых политических обстоятельствах. Были восстановлены прямые выборы губернаторов. Выдвижение противников власти существенно осложняет «муниципальный фильтр» – кандидаты должны набрать (в зависимости от региона) от 5 до 10% подписей депутатов муниципальных собраний.


Однако сама возможность открытой политической конкуренции изменит политический ландшафт во многих регионах страны. Напрямую будут избирать и мэров крупных городов – в последние годы практически во всех региональных центрах их избирали местные органы представительной власти. Существенно упростились правила регистрации политических партий, и многие политические деятели, связанные с внесистемной оппозицией, смогут стать участниками общенационального политического процесса.


Одновременно российская экономика сталкивается со все большими угрозами, обусловленными новой волной мирового экономического кризиса, прежде всего с увеличившимся бегством капитала (по данным Центробанка, за первое полугодие 2012го из России вывезено $43,4млрд.) и сокращением притока прямых инвестиций. В первом полугодии он снизился на 14,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Сохранение подобных тенденций приведет к росту безработицы и снижению доходов.


Однако события могут принять более тревожный оборот. Изменение внешнеэкономической конъюнктуры неизбежно вызовет обвал российской экономики. И нет никакой уверенности в том, что у власти имеется реалистический сценарий действий в подобной ситуации.


В сложившихся обстоятельствах возрастает роль парламентских оппозиционных партий, которые становятся единственной силой, способной обеспечить сохранение социальной и политической стабильности в условиях экономического спада. От их активности напрямую зависит, как будет реагировать власть на экономические трудности, не попытается ли под предлогом борьбы с ними отказаться от политической реформы.


Какой будет стратегия парламентской оппозиции в новых условиях? Какие ближайшие задачи она ставит перед собой? Как собирается бороться за изменение социально-экономического курса? Будет ли взаимодействовать с внепарламентскими оппозиционными силами? С этими вопросами корреспондент «2000» обратился к Лидеру Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, руководителю фракции СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» в Государственной Думе ФС РФ, председателю Совета Палаты депутатов Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ Сергею Миронову.


Сергей Михайлович, сессия открывается на фоне все более тревожных признаков того, что европейская экономика вступает в период затяжного кризиса, который приведет к снижению спроса на углеводороды и промышленное сырье. Для России это станет тяжелым ударом, социально-экономическая стабильность может внезапно закончиться. Как собирается действовать СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ в такой ситуации? На чем будут основываться ее предложения и требования?


– Деятельность СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ как в парламенте, так и за его пределами основывается на нашей идеологии. Мы последовательно отстаиваем принципы социал-демократии и рассматриваем в качестве союзников политические силы, разделяющие идеалы демократического социализма.


На XXIV Конгрессе социалистического Интернационала, прошедшем в конце августа в Кейптауне, наша партия стала полноправным членом Социнтерна. Поэтому стратегия СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ нацелена на построение общества, в котором социальная солидарность сочетается с политической демократией и регулируемой рыночной экономикой. Что касается конкретных шагов на пути к этой цели, то они, конечно же, будут определяться ситуацией, складывающейся в стране.


В нашей партии прошла открытая дискуссия по вопросам политической стратегии на современном этапе, в ходе которой поступило множество инициатив и предложений. Сейчас эта дискуссия уже в завершающей стадии, начинается анализ и обобщение предложений. Для нас крайне важно так сформировать программу действий, чтобы она соответствовала позиции партийного большинства, отражала приоритеты сторонников СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ, ставила бы перед ними задачи, в важности которых они не сомневаются.


Только в этом случае наша политическая деятельность будет успешной. Оппозиционная партия, которая не опирается в своей деятельности на мнение потенциальных сторонников, а пытается привлечь их популистскими лозунгами или образом вождя, неизбежно теряет самостоятельность и превращается в инструмент манипуляции.


В политической истории России и Украины последних двух десятилетий есть множество примеров подобных мутаций, которые, как правило, завершаются распадом политической силы и ее исчезновением с политической сцены. Нас подобная судьба не привлекает. Мы настроены на борьбу и уверены в своей победе, в торжестве справедливости.


– Какие же задачи станут для партии приоритетными на нынешнем этапе?


– Мы социал-демократы. Поэтому для нас представляет значимость и защита социальных завоеваний, расширение системы социальных гарантий, укрепление экономики и постепенная демократизация политической системы. Что касается социально-экономической сферы, то наши основные требования можно кратко выразить фразой: «Жить честно, по справедливости». Именно так, кстати, называется моя новая книга, презентация которой состоится 8 сентября в рамках Московской международной книжной выставки-ярмарки. Что это значит на практике?


Во-первых, сокращение социального неравенства. Поэтому мы за введение налога на роскошь. Поддерживаем требования профсоюзов о введении минимальной почасовой оплаты труда в различных отраслях промышленности. Требуем запрещения деятельности структур, зарегистрированных в офшорах, поскольку с их помощью собственники и руководители банков и корпораций уходят от налогов.


Во-вторых, утверждение законности и преодоление тотальной коррупции. Это невозможно без развития местного самоуправления, без поддержки институтов гражданского общества и создания системы общественного контроля за деятельностью власти.


В-третьих, создание условий для развития личности, для самореализации человека. Поэтому мы боремся против коммерциализации образования и здравоохранения, пытаемся создать механизмы поддержки малого бизнеса, который страдает сегодня, с одной стороны, от бюрократического произвола, с другой – от экспансии крупных корпораций.


В Украине, насколько я знаю, доля малого бизнеса в ВВП страны остается достаточно большой – около 35%. Но в России она недопустимо мала – чуть более 20%. Так, крупные торговые сети во всех больших российских городах съедают мелкую розничную торговлю, а наплыв импорта уничтожает нашу легкую промышленность.


СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, конечно, после своей победы не собирается отменять рыночную экономику, возвращая страну в эпоху товарного дефицита, и не призывает игнорировать ее законы. Но мы не верим, подобно либералам, во всемогущество рынка, который будто бы способен самостоятельно создать почву для эффективного развития. Без вмешательства государства этого не произойдет.


Нужно помнить, что рынок – не цель, а средство, позволяющее обеспечить распределение материальных благ в обществе. Стремление к росту прибыли не может быть двигателем общественного развития. Общество, в котором такие идеалы, как нравственность, честность, порядочность, вытесняются культом потребления, обречено на деградацию и гибель. Утверждение идеалов социальной справедливости – единственный способ остановить разложение общества.


Современное российское общество по своей природе крайне несправедливо. Это проявляется и в социально-экономической сфере, и в области права, и в общественной идеологии. И главную угрозу представляет высокий уровень социального неравенства. Причем наиболее бедная часть нашего общества сегодня фактически лишена социальных гарантий, а относительное благополучие «среднего класса» в период кризиса неизбежно окажется под угрозой.


В осеннюю сессию первоочередную важность для нашей фракции приобретает борьба за рассмотрение (и, конечно же, реализацию) социальных инициатив СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ. Несмотря на довольно тревожную социально-экономическую ситуацию, главные участники развернувшегося политического конфликта – либералы и государственники – по-моему, не до конца осознают возросшую значимость социальной проблематики. Они ведут жестокую схватку, раскалывающую российское общество, по вопросам, которые кажутся мне второстепенными. Например, приговор участницам группы «Пусси райт», как по мне, чрезмерно суровый, нельзя превращать чуть ли не в главный пункт общенациональной повестки дня.


– Но для того, чтобы успешно бороться за реализацию социальных требований, необходим определенный уровень политической свободы. Можно ли в нынешних условиях заставить власть прислушаться к голосу общества, который она всеми средствами пытается заглушить?


– Мы видим ущербность существующего законодательства, регулирующего общественную и политическую деятельность, в том числе избирательный процесс. К тому же оно, как известно, недавно было дополнено новыми репрессивными законами, принятие которых пыталась остановить СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ.


Нам не нужно объяснять, что такое административное давление или репрессивные действия власти против политических оппонентов. Представители нашей партии подвергаются давлению и со стороны бюрократических структур, и со стороны органов, которые упорно продолжают именовать себя «правоохранительными».


Уже на следующей неделе Государственная дума будет рассматривать запрос Генеральной прокураторы, которая потребовала лишить мандата депутата нашей фракции Геннадия Гудкова, обвинив его в занятии предпринимательской деятельностью.


Нет никакого сомнения в том, что это настоящая политическая расправа. По моей оценке, бизнесом занимаются несколько десятков депутатов, представляющих в парламенте «Единую Россию». Но их деятельность, хотя она имеет зачастую чрезвычайно широкий размах, прокуратуру не интересует.


Политические репрессии затрагивают не столько политических деятелей общенационального уровня, к числу которых принадлежит Геннадий Гудков, сколько региональных политиков, осмеливающихся выступать против курса нынешней власти.


Так, развернулось преследование нашего товарища по партии Валерия Сазыкина, депутата Законодательного собрания Оренбургской области, доктора медицинских наук, заслуженного врача РФ.Он главврач областного тубдиспансера, искренне переживает за судьбу отечественного здравоохранения, борется за сохранение качественной бесплатной медицинской помощи.


Неприятности у Сазыкина начались после того, как он написал открытое письмо с жесткой критикой в адрес администрации Оренбургской области, которая, по его мнению, не уделяет должного внимания проблемам здравоохранения. После этого депутата обвинили в ряде должностных преступлений, возбудили против него уголовное дело и уволили с должности.


В знак протеста против произвола региональной власти и правоохранительных органов Валерий Сазыкин объявил голодовку. К нему присоединился депутат Оренбургского городского совета Рафкат Юсупов. 17 августа, на 10-й день голодовки, Сазыкин был госпитализирован, поскольку у него резко ухудшилось состояние здоровья. Чтобы привлечь внимание к произволу региональной власти, которая ничем не брезгует в борьбе с оппонентами, ему пришлось в буквальном смысле слова пожертвовать собой.


В подобной ситуации, когда, отстаивая взгляды и убеждения, приходится идти на крайние меры, весной оказался Олег Шеин, который голодал 40 дней, пытаясь добиться справедливого подсчета голосов на выборах мэра Астрахани. «Единая Россия» тогда сумела, несмотря на общественный протест, навязать победу своего кандидата. Но, одержав тактическую победу, в стратегическом отношении партия власти тогда проиграла.


Она в очередной раз показала, что боится открытого диалога с обществом, отказывается прислушиваться к оппонентам и не знает иных доводов в споре с политическими противниками, кроме грубого давления. Причем произошло это как раз в то время, когда шла быстрая политизация общества, когда образованные жители крупных городов впервые после нескольких лет равнодушного отношения к политике проявили интерес к событиям политической жизни.


– Однако главным оппонентом «Единой России» стали не парламентские партии, а внесистемная оппозиция. Сможет ли она, на ваш взгляд, превратиться в политическую силу, способную стать союзником СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ в борьбе за социально-экономические и политические преобразования?


– Наша партия выражает понимание и сочувствие по отношению к участникам протестных акций, мы оказываем поддержку тем, кто становится жертвой репрессий, и не возражаем против того, чтобы представители нашей партии выступали в качестве организаторов протестных мероприятий. Но что касается политической перспективы массового протеста, то она мне представляется, мягко говоря, сомнительной.


Протестные настроения в ближайшее время будут только усиливаться. Соцопросы свидетельствуют, что социально-экономический курс власти начинает вызывать недовольство даже у тех общественных групп, которые долгое время были удовлетворены положением дел. Но у так называемой внесистемной оппозиции отсутствуют механизмы, позволяющие перевести социальный протест в политическую плоскость. Прежде всего потому, что она представляет собой случайно возникшую коалицию из разных по своей идеологии небольших групп, которые могут договориться о совместных действиях, но не способны выработать ясные социально-экономические и политические требования.


За те десять месяцев, в течение которых продолжается массовая протестная активность, внесистемная оппозиция так и не предложила согласованной программы преобразований, по-прежнему ограничиваясь набором благих пожеланий. Это позволяет власти игнорировать требования организаторов протестных мероприятий, несмотря на их высокую численность.


СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ научилась эффективно использовать парламентскую трибуну, согласовывать наши критические выступления с политическими действиями как на общенациональном, так и на региональном уровне. Безусловно, падение популярности «Единой России» усилило наши позиции. Теперь партия власти опасается, как раньше, без колебаний отклонять наши предложения, поскольку видит, что подобная неуступчивость производит неблагоприятное впечатление. В результате власть была вынуждена вернуться к прямым выборам мэров и губернаторов, изменить порядок формирования Совета Федерации, отказаться от намерения сократить социальные расходы, несколько замедлить темпы коммерциализации образовательной сферы, сохранив бюджетные места в вузах.


Подобные шаги даже с большой натяжкой нельзя назвать реформами, но они, несомненно, представляют собой определенные уступки, на которые партия власти решила пойти сейчас, пока еще пользуется относительно высокой общественной поддержкой. Естественно, при этом она пыталась уступить как можно меньше, не допустить изменения характера социально-политической системы в результате преобразований.


– А что именно вас не устраивает в политических реформах последних месяцев?


– Страной нельзя управлять через «но». Нельзя принимать половинчатые решения, которые не помогают разрешению противоречий, а еще больше осложняют и запутывают ситуацию в обществе. Между тем, все преобразования последнего времени неизменно осуществлялись через это самое «но». Губернаторские выборы, но при этом муниципальный фильтр. Членов Совета Федерации вроде бы выбирают, но таким образом, чтобы как можно сильнее затруднить появление в верхней палате парламента политиков, не связанных с властью. Политические партии можно создавать, но формировать предвыборные блоки им запрещено. Подобные уловки говорят не о силе партии власти, а о том, что она боится российского общества.


– Можно ли исправить непоследовательность власти, довести политическую реформу до конца?


– Это необходимо. Более того, я уверен, что в ближайшее время соответствующие шаги будут сделаны. Вопрос только в том, как это произойдет. Мне бы хотелось, чтобы политическая реформа стала результатом компромисса между партией власти и оппозиционными силами.


Возможно, с агитационной точки зрения для нас это не самый выгодный вариант. Однако его преимущество в том, что он создает основу для поступательного развития, для дальнейшей демократизации политической системы. Беда в том, что партия власти не готова к равноправному диалогу. Она заинтересована не в компромиссе с оппонентами, а в их ослаблении, не в сотрудничестве, а в неограниченном доминировании.


«СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» не собирается отказываться ни от собственной идеологии, ни от своей политической позиции. Мы будем жестко критиковать власть с социальных позиций, но при этом не отказываемся от взаимодействия для достижения компромисса по важнейшим политическим и социальным вопросам. Но партия власти боится публичного диалога, поскольку ей по сути нечего предложить обществу, кроме призыва всеми силами сохранять нынешнюю ситуацию.


Понятно, что подобная программа мало кого устраивает. От власти ждут изменений к лучшему, люди не будут мириться с отсутствием социальной и жизненной перспективы. Кроме того, социально-экономические и политические изменения обусловлены объективными процессами. Ими можно управлять, но их нельзя отменить. Если партия власти так и не сумеет этого осознать, нам придется добиваться перемен, создав систему давления на власть как в парламенте, так и за его пределами.


Мы уже пробуем новые формы ведения парламентской, уличной и политической борьбы. И продолжим двигаться в этом направлении. Более того, я не исключаю, что появятся совершенно новые формы позиционирования партии, наших ячеек, противодействия монополизму «Единой России», участия в выборах. Мы готовы к формированию временных союзов и коалиций с другими политическими силами для совместной борьбы с претензиями «ЕдРа» на политическое доминирование.


С идеологической точки зрения нам ближе всего коммунисты. Это видно и по голосованию парламентских фракций КПРФ и СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ. Мы не боимся противостояния с партией власти, но нам хотелось бы избежать жесткого политического конфликта, который в сложной социально-экономической ситуации может привести к расколу общества. Правда, шансов на то, что с «Единой Россией» удастся договориться, с каждым днем все меньше.


– Почему?


– Партия власти, как я уже говорил, боится собственного народа. Ее представители не желают покидать свои нынешние должности, им бы хотелось сохранить контроль над финансовыми потоками и государственной собственностью. Но «Единая Россия» может сохранить власть только при помощи бюрократического произвола и репрессивных методов. Поэтому на общественное мнение пытаются накинуть узду, отгородиться от него законом о митингах.


Подобная политика загоняет власть в тупик и создает угрозу социального взрыва. Сам по себе социальный протест не может привести к экономическим и политическим реформам. Судьба страны должна решаться не на улице, а в парламенте, в региональных парламентах, в органах исполнительной власти. Мы понимаем, что контроль над политическим пространством страны нельзя завоевать в один момент, к этому нужно идти постепенно, добиваясь большинства вначале на местном и региональном уровне, а на следующих парламентских выборах – в Госдуме.


– Будете ли вы требовать отставки правительства Дмитрия Медведева?


– Зачем? У нас нет особых претензий к нынешнему премьеру, его правительство работает без каких-либо провалов. Проблема в том, что оно принципиально не способно справиться с уже появившимися на горизонте экономическими угрозами. Но дело здесь не в кабинете Дмитрия Медведева, а в социально-экономической системе, которая порождает вопиющее социальное неравенство и превращает нашу страну в сырьевой придаток наиболее развитых государств. Пока еще есть возможность провести социально-экономические (и соответствующие им политические) преобразования мирным путем. И сделать это может только действующий президент, Владимир Путин.


Президентские выборы в целом были легитимными, и большинство граждан России по-прежнему доверяют главе государства. Убежден, что у него хватит политической воли, чтобы пойти наперекор интересам партии власти и связанных с ней олигархических группировок и провести социально-экономические преобразования, отвечающие запросам и требованиям российского общества. Это единственный способ сохранить социально-политическую стабильность, которому не существует альтернатив. Альтернатива – это бунт. Альтернатива – это коллапс.


У власти хватит ума и понимания политического момента, чтобы не допустить развития подобного сценария. Поэтому у меня нет никакого сомнения в том, что скоро закончится политическая жизнь «Единой России», являющейся порождением и главным защитником нынешней системы.


Запомните мой прогноз: в следующем составе Госдумы этой партии уже не будет. Что касается нашей партии, то мы вполне можем рассчитывать на то, чтобы в коалиции с близкими по идеологии силами (среди них вполне могут оказаться и партии, которые пока только формируются) завоевать большинство мест в парламенте и получить ключевые посты в правительстве.


– Какой курс будет проводить СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ на постсоветском пространстве после прихода к власти?


– Как я уже говорил, стратегия партии пока еще разрабатывается, а какие-то конкретные решения будут определяться текущей обстановкой. Я – убежденный сторонник создания Конфедерации славянских государств в составе России, Украины, Белоруссии. Но чтобы это стало возможным, нужно сперва добиться преобразования социально-экономической и политической системы. Власть, отстаивающая интересы олигархии, принципиально не способна к равноправному сотрудничеству.


Источник: Еженедельник "2000". - 17.09.2012.