Кандидат в президенты РФ Сергей Миронов: Участвовать в расколе страны я не хочу

16 февраля 2012

Как кандидат в президенты РФ оценивает свои шансы 4 марта, как относится к митингам «За честные выборы» и их организаторам, готов ли выполнить все требования Болотной площади в случае своей победы, каким ему видится ближайшее будущее страны? Об этом рассказал Сергей МИРОНОВ, побывавший на редакционной летучке «НИ».


— Сергей Михайлович, не кажется ли вам, что, отказавшись участвовать в предвыборных дебатах с доверенными лицами Владимира Путина, вы теряете возможность дополнительного общения с вашими или пока еще колеблющимися избирателями?


— У меня есть замечательные доверенные лица, которые вооружены моей программой. Это люди, которые знают меня много много лет, и, естественно, они с большим удовольствием представят мою позицию соответствующему доверенному лицу Владимира Владимировича.


— Был эфир Жириновского с Нарочницкой. И стало очевидно, что Путин ошибся со своей тактикой: Нарочницкая откровенно проиграла в глазах зрительской аудитории, значит, проиграл и Путин. Так и в вашем случае: народ хочет услышать вас, понять ваши аргументы, посмотреть в глаза вам, а не вашим доверенным лицам.


— У меня достаточно будет эфиров и с Прохоровым, и с Зюгановым, и с Жириновским, где буду только я и мои глаза. Так что мою позицию мои избиратели узнают. Но когда человек не считает для себя возможным лично участвовать в дебатах, я отвечаю тем же. Знаете, есть такой этикет вежливости. Все, что вы говорите, это вторично. Первично то, что человек считает невозможным дискутировать, он считает, что он выше всего и всех. Я руководствуюсь политической этикой. И если другой кандидат позволяет себе занимать такую позицию, я отвечаю вежливо, но взаимно. Я занял свою позицию и не собираюсь с нее сходить. Уверяю вас, что свое я возьму и в других формах, и на других площадках.


 — Кстати, о площадках, вас ведь ждали на Болотной…


 — Здесь все очень просто. Я не хочу играть в чужую игру по чужому сценарию. Я неоднократно говорил, что практически все лозунги, которые звучат на Болотной, я разделяю. Моя позиция известна. Но когда я понимаю, что г-ну Немцову и г-ну Касьянову нужен реванш для того, чтобы Россию снова окунуть в «либеральное счастье», мне с ними не по пути. Я понимаю и другое: когда в ответ на Болотную собирают людей на Поклонной, это начало раскола страны. Участвовать же в расколе страны я не хочу. Считаю, что нужно думать о самом главном: о социальном благополучии большинства граждан РФ. И для меня любые политические реформы, которые я считаю необходимыми (и изменение избирательного законодательства, и даже, возможно, изменения в Конституции) — это всего лишь средство, инструмент. Это не реформы ради реформ. А для большинства тех, кто выступает на Болотной площади, важен именно процесс, а не цель. Потому что цели у них никакой нет. Или они ее тщательно скрывают. Провести массовую приватизацию или еще одну шоковую терапию? Я этого не хочу. У меня своя программа.


Здесь есть еще один момент, связанный с тем, что люди возмущены, как их обманули 4 декабря. Меня и моих товарищей по партии тоже обманули. У нас украли голоса. А вот у коммунистов голоса не крали. И это мы должны кричать «держите вора!». Мы не признали результатов выборов в Санкт-Петербурге и Астрахани, поэтому проведем свои митинги 20 февраля в Москве и 26 февраля в Петербурге. Там мы будем говорить о том, что суды затягиваются. Потому что суд в Петербурге явно не хочет принимать какое-либо решение до 4 марта. А ведь у нас убийственные доказательства, у нас протоколы на руках, где написано: «Справедливая Россия» — 600 голосов, а «Единая Россия» — 300. Но данные, которые вводятся в систему ГАС «Выборы», уже другие: «Справедливая Россия» — 3 голоса, «Единая Россия» — 800. На 221-м участке — жульничество чистой воды. Но суды выдвигают требования о каких-то других доказательствах, откровенно затягивают рассмотрение дел.


— У электората с Болотной площади и проспекта Сахарова сегодня нет своего кандидата.


 Там было много сторонников «Яблока», ПАРНАСа. Собираетесь ли вы каким-то образом привлечь на свою сторону этих людей, выполнив требования этих митингов?


— «Яблочники» — правые социал-демократы, мы — левые. Мы с ними намного ближе друг к другу, чем кто бы то ни было. Те требования, которые выдвинула Болотная и проспект Сахарова, я — единственный из кандидатов в президенты — готов полностью, без всяких оговорок реализовать. Мы поддерживаем необходимость думских выборов уже в декабре нынешнего года, я готов стать президентом переходного периода. Я готов через два года добровольно сложить полномочия президента, предварительно проведя политическую реформу. И если реформы будут удачными, мне ничего не помешает баллотироваться на шестилетний президентский срок.


— Сергей Михайлович, возможно, не желая того, своим недавним заявлением о неизбежном объединении партии «Справедливая Россия» с КПРФ вы совершили большую политическую ошибку, оттолкнули от себя тех, кто, не находя среди нынешних кандидатов в президенты своего «кумира», готов был выбрать меньшее из зол, проголосовав за вас. Но для многих из этих новых «лишенцев» возможный альянс современных эсеров с коммунистами подобен самоубийству. Или вы забыли уроки истории? Помните, чем закончился союз левых эсеров с большевиками в 1918 году? Неужели это стратегия вашей партии?


— Я говорил только одно: что объединение КПРФ и «Справедливой России» на платформе социал-демократии исторически неизбежно. Про альянс с коммунистами сразу после выборов я нигде не говорил. Вот я недавно побывал в Ярославле, Чувашии. Как только захожу в аудиторию, первый вопрос: почему мы не объединимся с коммунистами? Люди этого ждут, понимая, что растопыренными пальцами кандидата от «Единой России» на президентских выборах не победить. Я отвечаю: если бы я был уверен в Геннадии Андреевиче, в том, что он действительно хочет победить, я бы даже свою кандидатуру не выдвигал. Только я знаю, что Геннадию Андреевичу только в страшном сне снится, что он станет президентом. Он вовсе не собирается побеждать Путина. Поэтому наши пути раздельны. Но исторически, через пять-десять лет, и не на коммунистической идеологии, а на социал-демократической, объединение партий абсолютно неизбежно.


Но в ближайшей перспективе никакого альянса с коммунистами не может быть по нескольким причинам.


 Во-первых, во главе партии — г-н Зюганов, которого все устраивает. Это такая белая и пушистая позиция. «Единая Россия» взасос любит Зюганова, потому что большое счастье найти такого оппозиционера, на которого цыкнешь — и он тут же говорит: хорошо, я больше так не буду. Которому скажешь: что-то тут оранжисты зашумели, дайте-ка им по мозгам — и коммунисты тут же готовы включиться в борьбу. Зюганова устраивает роль главного оппозиционера в стране. Поэтому у него все хорошо, со всеми договаривается, все политические дивиденды получает. И пока он возглавляет партию, никакого альянса с КПРФ быть не может. А то, что, допустим, в региональных парламентах у нас с коммунистами очень часто бывает реальный альянс, когда мы солидарно голосуем, даем бой «Единой России», так это нормально. Но это не позиция Геннадия Андреевича, а позиция здравого смысла, позиция ответственных перед своими избирателями людей.


— Накануне выборов вы объявили состав правительства, которое намереваетесь утвердить в случае своей победы на выборах. В этом списке много известных людей из самых различных партий, движений. Для многих из них это стало сюрпризом — они не давали своего согласия на вхождение в ваш кабинет министров. Это чистый пиар, или вы реально рассчитываете на сотрудничество с этими людьми?


— Я ни с кем не согласовывал этот список. Когда многие, кого я вижу на постах министров, выражают сегодня какое-то недоумение, мне понятно почему. На их взгляд, у меня низкие шансы стать президентом. Уверяю: в случае моей победы каждый из них согласится на такое предложение. Этим правительственным списком я хотел показать возможность широкой коалиции. Никто до меня такого примера сотрудничества не подавал. Сейчас говорят, что Путин до 4 марта объявит нечто подобное. Сейчас еженедельно появляются газетные статьи за подписью Путина, в каждой их которых есть две-три идеи из программы «Справедливой России», но которые Владимир Владимирович много лет отвергал в самой категорической форме. Это и налог на роскошь, и борьба с мигалками, и прогрессивная шкала налогов, и референдумы.


— Точно так же большевики полностью украли аграрную программу у эсеров в 1917 году.


— Действительно, земское управление и аграрную программу лучше всех подготовили в начале ХХ века именно эсеры, которые созвучны с нами, но с которыми идеологически мы далеки друг от друга. Они были социал-революционерами, а мы теперь социал-демократы.


— С Зюгановым мы уже разобрались, с Жириновским все понятно, а что вас смущает в Прохорове?


— То, что он выполняет поручение Путина.


 — Вы в этом убеждены?


 — На сто процентов. Он выполняет функцию фигуры, которая должна оттянуть голоса от всех претендентов. А за это получит «пирожок».


— У нас в стране есть политические заключенные?


— Есть. Удальцов, например, которого неоднократно упекали на 15 суток, несомненно, был политическим заключенным. И Навальный, который по политическим мотивам сидел 15 суток.


— Согласны ли вы, что предстоящие выборы президента не вполне легитимны, так как в них не смогли принять участие представители внесистемной оппозиции, тот же Навальный, например?


— Этот тезис абсолютно надуманный. Я не собираюсь хвалить и поддерживать существующее политическое законодательство, которое, конечно, несправедливо. Но даже при всех существующих законах кто мешал Навальному включиться в президентскую гонку?


— Когда проходило выдвижение, Навальный сидел за решеткой…


— Думаю, что в его планах такого намерения не было. Он считает, что еще не пришло его время.


— А как вы относитесь к г-ну Навальному?


— Если вы обратили внимание, то в своем гипотетическом правительстве я предлагаю ему пост председателя Счетной палаты. Многие его идеи я не разделяю. Думаю, что он человек самолюбивый, любящий власть, желающий эту власть получить. Человек образованный, опытный, обученный. Не знаю, где он учился, но те знания, которые у него есть, не получают в наших вузах. Умеет работать с массами, хорошо знает психологию толпы. За интернет-проект «Роспил» я голосую двумя руками. Это нормальный и полезный проект гражданского общества. Я не знаю, откуда у него деньги, его националистические взгляды…


— А не кажется ли вам, что Навальный — это самый удачный кремлевский проект?


— Я не готов утверждать, что это проект Кремля. И исключать этого не могу. Я не случайно сделал акцент на слове «обученный». Кто его учил, какие структуры или службы, не знаю.


— Допустим такой смелый вариант: вы побеждаете на президентских выборах. Готовы ли в таком случае предложить какой-то государственный пост нынешнему премьер-министру?


— Нет. Достаточно. В моей программе четко записано: любое должностное лицо исполнительной власти должно занимать свой пост два срока.


— Кавказский вопрос отчасти, с учетом остановки войны в Чечне, Путин решил. Но продолжаются кровавые события в Дагестане. Рамзан Кадыров получил в Чечне больше полномочий, чем Дудаев, Масхадов, Яндарбиев, вместе взятые. По сути, это бесконтрольная территория с непонятными полномочиями Кадырова. Что ждет Кавказ, Чечню в будущем?


— Кавказ — неотъемлемая часть РФ. Никакого отделения Кавказа быть не может. Сегодня, когда центральные власти позволяют тем или иным кланам в кавказских республиках якобы держать власть под контролем и при этом закрывают глаза на коррупционность, клановость, абсолютное бесправие граждан в этих республиках, — это неправильно. Законы должны быть едины для всех, а финансирование — справедливым, с учетом будущего закона о минимальной социальной обеспеченности. И тогда не будут возникать разговоры о том, зачем мы кормим Кавказ.


— Какая участь ждет ваших земляков из самого богатого в мире кооператива «Озеро» в случае вашей победы?


— Что касается занятия государственных постов, перспектив для них я не вижу. А если будут доказанные факты каких-то злоупотреблений, то каждый из них будет отвечать по закону в суде.


— Из уст Путина мы слышим, что все миллиардеры из этого кооператива — очень талантливые ребята…


— Мы знаем, что у многих наших политиков талантливые и богатые жены, смышленые дети. Такую «талантливость» надо проверять.


 


Источник: "Новые Известия". - 16.02.2012.