Кто вы, господин Миронов?

20 марта 2002

Председатель Совета Федерации Сергей Миронов сто дней пребывания в должности спикера верхней палаты Федерального собрания России отметил весьма шумно: находясь с официальным визитом в Израиле и проведя переговоры с Ариэлем Шароном, отказался ехать на встречу к Ясиру Арафату, чем породил массу домыслов и комментариев.


— На днях даже лидер коммунистов Зюганов не утерпел и принес извинения послам арабских стран. Мол, Миронов перегнул…

— Это личное дело Геннадия Андреевича, за что и перед кем извиняться. Я не просил его становиться моим адвокатом и вообще не чувствую за собой особой вины. Единственное упущение: следовало предупредить Арафата об изменениях в программе. Что же касается содержательной части, то, повторяю, считаю свой поступок абсолютно оправданным. Можно было соблюсти политес и нанести визит вежливости в Рамаллу, но, будучи политиком-прагматиком, я счел более полезным продолжить контакты с израильской стороной.

— Полезным — для кого?

— Для всех. Убежден, на Святой земле могут и должны мирно сосуществовать два государства — палестинское и израильское, альтернативы переговорному процессу нет.

— Но вы предвидели, какую реакцию вызовет ваш отказ встретиться с лидером ООП?

— Не стоит относиться к моему поступку как к экстравагантной выходке. Да, я понимал, что этот шаг не останется незамеченным, прогнозировал и негативную реакцию российского МИДа, однако для меня содержание важнее формы. Парламентский туризм — не мой стиль. Если в итоге удалось хоть чуть-чуть сблизить позиции израильтян и палестинцев, значит, цель моего визита достигнута.

— И ВСЕ ЖЕ трудно отделаться от ощущения, что вы сознательно пошли на скандал, дабы заставить говорить о себе. Очень уж все напоминало грамотный пиаровский ход…

— Грех заниматься самопиаром на таких вещах. Ничего подобного у меня и в мыслях не было.

— А прежние ваши громкие заявления, касающиеся продления срока президентских полномочий или, скажем, переноса столицы из Москвы в Питер, как прикажете понимать?

— Поверьте, я не пытаюсь любым способом заработать политический капитал, а действую сообразно собственным представлениям о благе моей страны. Я патриот, и все мои слова и дела подчинены одному — служению России. Возможно, я ошибаюсь, но и это делаю искренне, из лучших побуждений. Я не обидчив по природе, меня не трогают самые язвительные характеристики и оценки моей деятельности, но намеки на пиар, признаться, задевают. Критикуйте за дело, но не приписывайте мне того, чего нет. Сегодня я меньше всего думаю о собственном имидже. Извините, я и так знаю, в чем мое призвание.

— В чем?

— Я профессиональный парламентарий. Мне нравится заниматься законотворческой деятельностью, вести заседания, руководить большим коллективом талантливых людей. И результаты есть: за три месяца сформирован состав палаты, утвержден новый регламент, избраны руководящие органы, налажено плотное взаимодействие с Государственной думой.

— А НОВУЮ крышу для Совета Федерации нашли?

— Ищем. Есть несколько вариантов. Это и строительство нового парламентского центра, и реконструкция существующих зданий.

— Лично вам что больше улыбается?

— То, что будет дешевле для бюджета.

— Дешевле здесь остаться, никуда не переезжать.

— Мы в здании на Большой Дмитровке в буквальном смысле слова не помещаемся. В этом году у нас появилось одиннадцать новых комитетов и комиссий, у всех — свой аппарат. Люди сидят на головах друг у друга, так что проблему решать надо.

— А Лужков что предлагает?

— Интересные участки для строительства. Но это, во-первых, требует сумасшедших денег, во-вторых, нескольких лет ожидания.

— Вы не готовы так далеко загадывать?

— Останусь ли я в кресле спикера через два-три года? Решать моим коллегам, не вижу смысла сегодня задумываться об этом. У меня есть участок работы, им и надо заниматься. Не в моем характере перестраховываться, искать запасные аэродромы или соломку заранее стелить. Как говорится, чему быть, того не миновать. В жизни всякое может случиться, но, поверьте, падать я умею. Более того, в процессе падения успеваю не только сгруппироваться, но и подумать, как встану, отряхнусь и дальше пойду. Буду снова идти к цели — спокойно, методично, прагматично. Неудачи должны не расслаблять и деморализовывать, а закалять.

— РАЗГОВОР о вашем гипотетическом уходе я затеял из-за слухов, будто вы в следующем году собираетесь баллотироваться на пост губернатора Санкт-Петербурга.

— Не планирую этого и специально подчеркиваю, что мне ближе парламентская деятельность. Я нашел себя в ней.

— Ваше предложение в будущем избирать, а не назначать членов Совета Федерации остается в силе?

— Разумеется. Для этого даже не придется менять Конституцию. Другое дело, что я дал бы возможность поработать нынешнему корпусу сенаторов. Здесь много очень способных, перспективных политиков, им нужно время, чтобы полнее раскрыться, проявить себя.

— Кого вы называете перспективными политиками — отставных губернаторов или же страшно далеких от народа олигархов, которые прикупили место в парламенте для удобства лоббирования своих интересов?

— Похоже, у вас несколько превратное представление о нашей палате и ее членах… Почти семьдесят сенаторов — это профессиональные парламентарии, двадцать из которых имеют опыт работы в федеральных органах законодательной власти. Отставников же, бывших глав субъектов Федерации, среди нас всего девять человек, но и они не относятся к парламенту как к почетной пенсии, активно работают в комитетах и комиссиях. Что же касается страшно далеких от народа олигархов… По нашему регламенту каждый сенатор обязан ежемесячно не менее десяти дней проводить в своем регионе. Обратная связь существует, и она достаточно надежна, но мы решили улучшить ее качество, для чего самое пристальное внимание обратили на работу общественной приемной Совета Федерации. Я предложил проводить прием граждан сенаторами. Составлен график, его опубликуют в СМИ, и любой желающий сможет прийти на улицу Моховую, дом 7, и рассказать о наболевшем члену Совета Федерации.

ВПРОЧЕМ, мы и без этого знаем о существующих проблемах, о том, что беспокоит людей. Скажем, в некоторых регионах начались задержки с выдачей зарплаты бюджетникам. Конечно, проще всего принять популистское решение, инициировать процесс внесения изменений в бюджет 2002 года, обязать Минфин и Центробанк отыскать три миллиарда рублей и отправить в регионы трансферты для погашения долгов. Красивый жест? Безусловно! Заработаем мы лишние баллы в глазах народа? О чем разговор! Но есть маленький вопрос: «Где деньги, Зин?» Откуда их взять? Поэтому мы не пустые обещания раздаем, а ведем активные консультации с правительством. Пока принято решение дождаться итогов первого квартала, после чего определимся, какие шаги необходимы, чтобы каждый человек в любом уголке России сполна и вовремя получал все заработанное.

— До конца квартала всего ничего.

— Я и говорю: давайте наберемся терпения. Если и в апреле — мае долги перед бюджетниками будут накапливаться, вернемся к этому разговору. Да хотя бы вы напечатаете информацию, где не платят зарплату, и это станет для нас сигналом. А в том, что в Совете Федерации внимательно читают прессу, вашу газету в частности, не сомневайтесь. В феврале этого года увидел в «АиФ» статью, посвященную Приокско-террасному заповеднику. Оказывается, там не на чем возить воду зубрам и бизонам, и это реально угрожает жизни животных. У меня в планах стояла поездка в Пущино, в научный центр. Я решил воспользоваться тем, что оказался по соседству, и заглянул в заповедник. Познакомился с директором, замечательным человеком, настоящим энтузиастом, убедился, что описанная газетой проблема действительно серьезна… Готов сегодня сообщить, что нашел в Петербурге организацию, которая купит водовозку для заповедника. Это, так сказать, в рубрику «По следам газетных публикаций»…

Николай ЗЯТЬКОВ, главный редактор


Источник: ("Аргументы и факты" (Москва).-20.03.2002.-№012.-c.3)