Ну, должна же быть справедливость в жизни!

9 августа 2011

Бензин на вес золота?


— Начать нашу беседу я хотела совсем с другого вопроса, но жизнь внесла свои коррективы. 4 августа в стране прошли акции протеста против роста цен на бензин. Быть может, Вы объясните нам, почему государство, распродающее нашу нефть по всему миру, держит такие высокие внутренние цены на автотопливо? Что у нас происходит?


— Происходит нечто запредельное и абсолютно нелогичное для страны, которая поставляет нефть мировому сообществу. Это с одной стороны. А с другой, это как раз логичное следствие сговора топливных олигархов и крышующих их коррумпированных чиновников. Давно уже пора внести изменения в Уголовный кодекс и от уговоров и увещеваний перейти к посадкам!


В России – очень дорогой бензин, но и его вдруг начинает не хватать. Все помнят, как весной во многих регионах стали выстраиваться очереди на бензозаправках. При этом экспорт бензина в первом квартале увеличился, хотя производство оставалось на прежнем уровне. Как в сельском хозяйстве посевная – ГСМ дорожает… Рост цен на топливо сразу же сказывается не только на автомобилистах – на всех подряд. Самый простой пример: те же продукты надо привезти в магазин, и чем дороже будет бензин, тем дороже обойдется его доставка, и в конце концов оплатит все это покупатель.


— Знаю, что Вы участвовали в акции протеста в Москве. Лидеры других партий поддержали автомобилистов?


— Я был на Болотной площади по приглашению профсоюза дальнобойщиков, поддержал их требования снизить цену на топливо. Другие партии замечены там не были.


 От монополизама одной партии страдает вся система.


 — Сергей Михайлович, в течение десятка лет Вы возглавляли верхнюю палату Федерального собрания, были третьим человеком в государстве. В конце концов после тяжелой и продолжительной то ли мышиной возни, то ли политической борьбы (подозрительно похожей на эту самую возню), правящая партия, к которой Вы не принадлежали, освободила этот пост для своего человека. Да Вы и сами ничего не сделали, чтобы удержать его. Вы чувствуете себя пострадавшим? Ведь не так уж мало наших сограждан считает, что Вы просто обязаны страдать, потеряв такое место.


— Не чувствую. Другое дело, что из-за монополизма одной партии страдает вся политическая система. Я сознательно пошел на конфликт. Все эти годы я честно и много работал для Питера, делегировавшего меня в Совет федерации, и много чего дал городу, в том числе — денег. Но у нас скоро без партбилета «Единой России» и лечить бесплатно не будут. Вот почему одна из главных политических целей нашей «Справедливой России» — лишение монополизма одной партии, создание реальной многопартийной системы в стране. 


— И еще. Как Вы думаете, почему и в третьем тысячелетии в Государстве Российском так и не привилась культура оставлять высокий пост, не считая это трагедией, крушением всей жизни? Почему только у нас с рабочего места выносят вперед ногами? И считается, что вот ему повезло, вот – счастливчик. Вспомните «пятилетку пышных похорон», как прозвали ее в народе. Три больных престарелых генсека КПСС, тогдашней правящей партии, друг за другом в могилу ушли – Брежнев, Черненко, Андропов. Ну, просто стыдно… 


— Я сразу вспомнил Шотландию. Весной был с официальным визитом в Эдинбурге, в парламенте. Там как раз шли дебаты по поводу спикера. Регламент тамошнего парламента под стать суровому шотландскому характеру: один и тот же депутат может возглавить парламент только раз в жизни — один срок в течение четырех лет. И больше никогда спикером ему не быть. 


— В общем, культура в том числе и политическая, с неба не падает, складывается из целесообразности, которая превращается в традиции, эволюционирующие в законы, и…


— … и законы эти все обязаны уважать и соблюдать. Следует закрепить у нас железое правило: любое должностное лицо может работать на своем посту только два срока, не более. 


— Говорят, что люди у нас устали от политики. Но в подконтрольных СМИ представлено только мнение «Единой России». Парламент – тоже не место для дискуссий, как когда-то объявил один из руководителей «Единой России». И хотя в парламент прорвались еще три партии, одолев избиркомы в неравном бою, все решает одна, «Единая Россия». Потому что у нее там квалифицированное большинство или, понятнее сказать, «контрольный пакет акций». Так есть у нас вообще политика и есть ли от чего устать? 


— Сейчас, в канун 20-летия ГКЧП, мы все чаще задумываемся, насколько оправдались наши надежды на перемены в обществе. И приходится, увы, констатировать: симптомы возвращения монополии одной партии налицо. Дай им волю – и вернут 6-ю статью в Конституцию, закрепят опять «руководящую и направляющую силу российского общества, ядро его политической системы…». Монополизм – одно из главных зол, многие негативные явления связаны именно с ним, хотя люди не всегда понимают эту связь. Чиновники-то все в одной партии, и жаловаться одному на другого… Народная мудрость давно уже заметила: ворон ворону глаз не выклюет.


Тем не менее реальный шанс избавиться от монополии одной партии у граждан имеется – чтобы его реализовать, нужно 4 декабря прийти на выборы. Будет явка высокая, голосование по-своему желнию, а не чужому, как кто-то скажет, и войдут в Госдуму на равных разные партии. Если ни у одной партии не будет квалифицированного большинства голосов, мы вынуждены будем слушать друг друга, договариваться и принимать общие решения по любому вопросу. Нужно только обязательно прийти на выборы! 


Мечтать о возврате СССР наивно.


 — Опять партия – наш рулевой. Опять партия лучше знает, как нам всем жить, что делать. Опять партия – ум, честь и совесть, а мы все – так, довесок к ней. И зачем было рушить Советский Союз, если все снова вернулось к тому же, только еще хуже?


— О возврате СССР мечтать наивно. Но очень много хорошего было, была реальная дружба народов, например. Были и проблемы, но их решали. Сгубил все монополизм одной партии, КПСС. Она присвоила себе право решать все. Постепенно мы возвращаемся к тому, что жить вместе, объединяя свои усилия в решении каких-то проблем, все-таки лучше. Вот создали Таможенный союз, в который вошли Россия, Белоруссия и Казахстан.


— При Брежневе была стагнация, застой. Теперь говорят о стабилизации. И хотя Вы не филолог, чтобы разбираться в тонкостях синонимических рядов, скажите как политик, Сергей Михайлович, какая между ними разница?


— Как бы ситуацию ни называли, реально это уже начавшийся застой. Который приведет к политическому кризису. И надо бороться – чтобы его преодолеть.


— Увы, но главным итогом руководящей роли тогдашней правящей партии стал развал СССР. Политкорректно будет назвать главным итогом бурной деятельности нынешней партии власти за десяток лет сокращение численности населения страны? За последние 8 лет население уменьшилось на 2 с лишним миллиона – со 145,2 миллиона до 143 миллионов человек. Россия вымирает!


— Это и итоги, и прямое следствие деятельности партии «Единая Россия», ее реальной политики. И отвечать придется. Вот и придумала партия за ширму спрятаться в виде «народного фронта».


— Россия – единственная, наверное, из развитых стран, в которой минимальный размер оплаты труда (МРОТ) всегда был и остается меньше, чем официальный прожиточный минимум. Минимальный месячный заработок правительство установило с 1 июня в размере 4611 рублей, а чтобы физически выжить, нужно на месяц 6986 рублей. Партия «Единая Россия» предлагает нам то ли умирать, то ли воровать?


— Работающие бедные – это уникальное явление, которое существует в России. Говорит это прежде всего о безразличии государства к своим гражданам. И его цинизме. Впервые временно понятие «потребительской корзины» ввел Егор Гайдар, но…


В нашей стране люди получают заработок в 2,5 – 3 раза меньше, чем должны бы. Откуда эти цифры? Смотрите: если принять наш ВВП за 100 процентов, то доля заработной платы составляет у нас 22 – 26 процентов, а в развитых европейских странах – от 60 до 80 процентов. Вот и считайте. 


Наша партия «Справедливая Россия» давно предлагает изменить оплату труда, приняв за основу почасовую, а на нее уже накладываются три коэффициента – территориальный (то есть региональный), отраслевой и квалификационный. Здесь учитывается все – жизнь в большом городе требует больших затрат, шахтерский труд тяжелей, а чем больше опыт и знания, тем выше квалификация.


Также мы предлагаем ввести прогрессивную шкалу подоходного налога, чтобы ослабить налоговое бремя на бедных. Почему и бедные, и сверхбогатые платят одинаково 13 процентов? Богатые должны платить больше. Но пока большинство мандатов в Госдуме у «Единой России», она этого не допустит.


Даешь референдум!


 — Так ведь не надо ничего придумывать, все давно придумано. Есть норма так называемой «прямой непосредственной демократии» — референдум. Он может решить любой вопрос, а законодателям останется только утвердить это решение. Но…


— Ну, не любой. На всенародное обсуждение у нас нельзя вынести вопросы, которые относятся к чьей-то исключительной прерогативе. Например, на референдуме нельзя принимать законы – это прерогатива Госдумы, нельзя решать вопрос об объявлении войны – это прерогатива Совета федерации…


— Да, но я хотела продолжить. Несколько лет назад Госдума, читай фракция «Единой России», так подправила «Закон о референдуме», что практически его теперь у нас не провести, не будь на то опять же согласия «Единой России». Потому что, согласно принятому ею закону, на всенародное обсуждение нельзя вынести вопросы, которые относятся к сфере «исключительной компетенции федеральных органов государственной власти». Нетрудно догадаться, что к таковым при желании может быть причислено все. Смотришь на соседей и завидуешь. Вон в конце июля граждане Латвии на референдуме дружно проголосовали за роспуск парламента, который занимался обслуживанием олигархов и торговлей должностями, как выразился их президент. 


— Власть боится не референдума, а народа, его мнения. Хочется править, не неся за это никакой ответственности. Я думаю, что будущее – за прямыми формами демократии. Граждане на референдуме высказывают свое мнение по какому-либо вопросу, а депутаты на законодательном уровне оформляют решения референдума в виде законов. В планах нашей партии «Справедливая Россия» — подготовить новый закон о референдуме, более простой, четкий, чтобы любая партия, любая инициативная группа граждан могла вынести свой вопрос на всенародное обсуждение, набрав в свою поддержку определенное число голосов. 


— И чтобы тебя не записали тут же в экстремисты со всеми вытекающими из этого последствиями. Знаете, «Левада-центр» в прошлом году провел опрос: «Возможно ли, что под видом борьбы с экстремизмом в России в ближайшее время будет запрещена любая критика власти?». Уверенно ответили «нет»… 3 процента опрошенных.


— К сожалению, красноречивая цифра. Резкое социальное расслоение населения, большая часть которого попала в бедные, заставляет власти испытывать страх перед народом и заранее противостоять ему. И правы, кто опасается. Но правильнее давать людям высказываться, и корректировать затем властям свои действия в зависимости от общественного мнения.


Вот, пожалуйста, свежий пример. Не секрет, что идея президента сократить часовые пояса с нынешней осени и приблизить время к московскому, в некоторых регионах вызвала протесты населения. В Приморье, на Камчатке стихийно поднялся народ, начали собирать подписи с требованием «вернуть людям солнце». Протестовали и в Самаре все по той же причине – люди теряют личное световое время. Кстати, в Самарской области уже был такой опыт – в 1989 году ее перевели на московское время, а уже в 1991 году вынуждены были вернуть стрелки обратно. И граждане были недовольны, и расходы на электроэнергию увеличились. При советской власти прислушались, значит, к доводом разума, а нынче? Может быть, в каких-то регионах и имеет смысл перевод часовых стрелок, но не подряд все менять. Прежде как раз и следовало провести в тех регионах референдумы, узнать мнение населения.


— А ведь идея отказаться от перевода стрелок туда-сюда дважды в год на самом деле принадлежит не президенту, а партии «Справедливая Россия». Я хорошо помню, как весной 2008 года именно Вы как лидер партии внесли законопроект об отмене летнего времени. Однако Госдума, то есть фракция «Единой России», не приняла его. Зато спустя полтора года, когда президент в своем послании Федеральному собранию на 2010 год предложил отменить переход на летнее и зимнее время, а заодно сократить часовые пояса, та же «Единая Россия» мгновенно и с большим энтузиазмом кинулась поддерживать эту идею. И внесла законопроект «О переходе РФ к поясному времени» уже… от себя. Обидно, наверное, было?


— Да нет. Обида – не то понятие, которым руководствуются политики. Важнее, что дело делается. И идея сократить часовые пояса – идея здравая, но следовало, повторяю, спросить мнение населения. Как прокладывают дорожки, по которым люди обязательно будут ходить? Смотрят, где пешеходы протоптали тропинки, там и асфальтируют.


В Куршавель или на дачу?


 — Но «Справедливая Россия» вносила еще в 2009 году дважды законопроект о сокращении новогодних праздников и за счет этого увеличения майских, когда людям нужно привести в порядок сады, огороды. Ну, кто, кроме олигархов да чиновников-взяточников ездит у нас на Новый год в Куршавель?


— Я и сейчас считаю, что необходимо дать людям весной дополнительные свободные дни, а зимой достаточно 31 декабря, 1 – 3 и 7 января. Как раз, чтобы вместе с детьми новогодние праздники провести. Единороссы утверждали в Госдуме, что никто, кроме пенсионеров не занимается работой на огородах. Опять-таки следовало прежде мнения самих людей спросить, а не за них решать. Как показал опрос, проведенный ВЦИОМ, для 57 процентов респондентов дача является подсобным хозяйством, дополнительным источником дохода. Потому что, как показал другой опрос, 32 процента респондентов не покупают себе часто лекарства из-за их дороговизны, а 28 процентов покупают их себе редко. Денег у людей на самое необходимое порой нет.


— Раз уж заговорили о деньгах… У некоторых их, наоборот, многовато будет. Так многовато, что боятся сказать. В прошлом году акционер Сбербанка требовал через суд информацию о заработке его президента Германа Грефа. И тут-то выяснилось, что верхушка банка не дружит с простой арифметикой! По уставу банка каждому из 17 членов наблюдательного совета была положена выплата 1 миллиона в год. Но вместо 17 миллионов потратили на это… 424 миллиона! Почему закон разрешает прятать реальные оклады и премии, если эти деньги честно заработаны?


— Потому что эти заработки несопоставимы ни с чем — ни со здравым смыслом, ни с уважением к человеку труда. Вот и скрывают. И при этом все одинаково платят 13 процентов налога. 13 процентов из зарплаты, например, из 10 тысяч рублей – это 1300, значительная сумма. Можно оплатить коммунальные услуги за месяц, или детский сад, или купить что-то из одежды… А 13 процентов из легальных миллионов – это всего на одну развлекательную поездку в году меньше. 


— Так скрываются даже имена владельцев предприятий и всякой прочей недвижимости. Когда случился теракт в Домодедово, и погибли десятки людей, один из моих коллег воскликнул: ну, теперь-то мы наверняка узнаем, кто владелец аэропорта! Дело в том, что имена хозяев являются едва ли не самой страшной тайной нашего авиарынка. Президент публично пообещал тогда разобраться с хозяином. Может, и разобрался бы, только и спустя столько времени так и не знает, с кем. Почему такое позволяют наши законы? 


— Очень больной вопрос. До 70 процентов собственности страны – в офшорах, в краях налогового рая. А через пять лет и гражданство можно получить… Это не только бегство от налогов, но и огромные объемы неучтенных денег, на которые покупаются коррумпированные чиновники, и уход от уголовной ответственности. 


Наша партия «Справедливая Россия» предлагает закрепить законом, что все налоги должны платиться в России по месту производства товара или услуги. Также мы считаем, что необходимо ввести 20-процентный налог на вывоз валюты. Эти законопроекты уже подготовлены нами, и будут внесены в Госдуму уже на осенней сессии.


— Теперь об очень больших деньгах. Для чего была создана Счетная палата России, известно вроде бы всем: чтобы контролировать расходование бюджетных средств. А вот чем она занимается, мало кто знает. Почему результаты ее проверок подаются нам дозированно? И только в случае крайней нужды – свести друг с другом счеты, изничтожить неугодного чиновника? Вроде артобстрела перед началом атаки или, наоборот, как сигнал к ее победному окончанию. За примерами далеко ходить не надо. Только благодаря тому, что осенью прошлого года президент освободил Юрия Лужкова от обязанностей мэра Москвы, в начале этого Счетная палата обнародовала, что нашла нарушений в развитии транспортной сети столицы на 215 миллиардов рублей. Это почти половина выделенных на эти цели средств! Но если бы вновь назначенному мэру не было никакой выгоды сообщить граду и миру о том, какое наследство он получил, то мы могли бы и не узнать. Надо менять что-то!


— Собственно, здесь вы смешали разные проблемы. Эффективность действий Счетной палаты России и региональных – это одно. Огласка или, точнее, отсутствие таковой в ее деятельности – это другое. 


Счетная палата – это средство парламентского контроля за финансовой деятельностью исполнительной власти. И одновременно получается, что одни члены партии «Единая Россия» должны контролировать работу других ее членов, помнить о партийной иерархии и т.д. Речь в данном случае даже не столько об аудиторах и не только о них – это еще чиновники, прокуратура, суд… Они должны довести до логического завершения работу СП. И тут я должен сказать добрые слова в адрес Счетной палаты и аудиторов: это высококвалифицированные специалисты, честно исполняющие свою работу. Другой вопрос, что никаких мер не принимается по огромному количеству проверок. Судьба их под плотной завесой прячется. Но это упреки не к аудиторам. И я опять повторю, что не должно быть в государстве монополизма одной партии, иначе нормально функционировать оно не может.


Еще сложнее приходится аудиторам в регионах, там контрольно-счетные палаты полностью под администрациями. И порой превращаются в обоюдоострое оружие в руках местных воротил. Недавно глава СП Сергей Степашин выступил с предложением, которое позволит облегчить давление областных администраций на региональные счетные палаты. Необходимо, чтобы кандидатура председателя контрольно-счетного органа субъекта федерации предлагалась на утверждение местным депутатам Счетной палатой РФ.


— «Пьяные» деньги были у нас важной составной частью бюджета исстари, можно сказать, с сотворения Руси как государства. Питие, мол, — веселие, а за это не грех и в казну заплатить. Чтоб еще и польза была. Как при этом проскочить по узкой тропке меж пропастями – и пополнить бюджет, и одновременно уберечь население от повального пьянства? Член нынешнего правительства Алексей Кудрин откровенно заявил: «Мы хотим, чтобы люди чувствовали, что тот, кто пьет водку, кто курит, тот больше внесет помощь государству». Разве что не добавил: и умирает, не дожив до пенсии, чтоб и вовсе освободить государство от забот о себе. Так что, пить, курить и говорить россияне из любви к Отечеству должны учиться одновременно, еще в ползунках?


— Это очень большое зло – алкоголь, табак, наркотики. Но государство не такой уж доход получает от покупателей алкоголя, отказавшись от монополии. Если на казенных предприятиях спирт делать, то решается вопрос и цены, и качества, а так ежегодно бюджет недополучает огромные суммы, Пока без этого зелья не научились жить, необходимо контролировать качество – это вынужденная мера. У нас каждый год гибнет 30 – 40 тысяч человек от отравления алкоголем. Еще около 100 тысяч получают тяжелые заболевания, гибнут в пьяном состоянии. И еще несколько десятков тысяч человек умирает от наркотиков. Россия – единственное в мире государство, в котором на втором месте по смертности находится преждевременная гибель людей. И только на третьем у нас – смерть от онкологических заболеваний, которая занимает в развитых странах второе место. 


Нельзя и резко поднимать цены на спиртное, как это уже запланировано министерством финансов на будущий год. Цена самой дешевой бутылки водки может, предположительно, составить 260 рублей. Это чревато просто-напросто пьяными бунтами. И я хоть и противник алкоголя, но камень не брошу в того, кто будет против повышения цен. Нельзя только ограничить потребление алкоголя всяческими запретами. Начнут искать и находить дешевые суррогаты. Но вот дать возможность людям занять свое свободное время можно. Если у нас в шаговой доступности не ларьки будут, а спортивные площадки, где можно в мяч погонять, поехать с семьей на выходной недорого отдохнуть… 


 Опять стрелочники. А где виновники?


 — Почти 150 миллионов потратили, чтобы поднять затонувшую «Булгарию»со дна Волги. А погибших не вернуть ни за какие деньги… То в Перми заживо сгорели, теперь в Татарии утонули, и нам только остается со страхом ждать: где и когда в следующий раз? Потому что наказывают показательно каждый раз только пресловутых «стрелочников», а системные пороки остаются. Кто-то делает миллиарды, а ловят тех, кто ловчит, чтобы только свою семью прокормить. Я не защищаю их, их вина непростительна. Но вот официоз обрушился на женщину, на которую было все оформлено, капитанов, проплывших мимо… Но почему никто не говорит о вине чиновников? Министра транспорта, например, законодателей-депутатов? Почему на вполне законных основаниях на речных судах не нужно крепить мебель? Почему по закону Речной реестр спустя месяц после проверки судна не несет ответственность за его техническое состояние? Почему закон не дает права задержать судно в порту, если на нем обнаружилась неисправность?


— Снимать вину с законодателей нельзя, как и с любого, кто привнес свою долю разгильдяйства, жадности, нарушения законов и правил… И конечно, на первый план всегда должна выдвигаться забота о человеке, его безопасности. Это прежде всего. К сожалению, одна из главных причин страшных случаев, которые происходят с пугающей частотой, — безудержное стремление к наживе! И бороться следует с этим, и на законодательном уровне. Кто-то и из жадности начнет о технике безопасности заботиться. Вот и сбережем мы чьи-то жизни. 


Хочу напомнить, что мы предложили законопроект о национализации социально-неэффективных собственников. Суть его в том, что если происходит ЧП, то эта недвижимость должна быть принудительно изъята и продана, все понесенные пострадавшими и государством издержки оплачены, а остальное возвращено бывшему владельцу. Надо бороться за порядок и на законодательном уровне. 


— Да-да, я вижу, Вы посматриваете на часы. Самый последний вопрос. Геннадий Зюганов остроумно назвал народный фронт «новым пиджаком» единороссов, которых уже столько было. Чуть не перед каждыми выбрами они меняют название партии – «Наш дом – Россия», «Отечество», «Единая Россия»… Чтоб не узнали, что ли? Теперь вот почему-то «Фронт». Словно идет война, но когда ее объявили, кому, за что? КПРФ следом призвала в «народное ополчение». 


Что остается «Справедливой России»? Уходить в партизаны? Что вообще нового в знакомом нам с советских времен «нерушимом блоке коммунистов и беспартийных»?


— Как шутят у нас, вспоминая о моем армейском прошлом, на нашу долю осталось собрать десантные войска и – в тылы. А если всерьез, то странно, что Зюганов так «повелся» на этот ребрэндинг.. Чего бегать в лавку за новой тряпкой? Мы не меняем свои убеждения социалистов и не прячем их. Мы – за социальную справедливость, и она достижима, если каждый задумается хотя бы о себе, о своих родных, и придет 4 декабря на выборы. Новая Госдума должна стать по-настоящему многопартийной и многообразной, чтобы выражать интересы разных групп населения, а не какой-то одной. Никакого монополизма!


— Спасибо за беседу.


Источник: газета "Деловой вторник". - 09.08.2011. - №24. - c.2