Отзовитесь, судьи!

28 мая 2009

Сенаторы одобрили закон о новом порядке формирования третьей власти.


Вчерашнее заседание Совета Федерации имело ярко выраженный юридический уклон. Сенаторы выслушали доклад главы Верховного суда Вячеслава Лебедева о работе судов общей юрисдикции, а затем пообщались с министром юстиции Александром Коноваловым, который рассказал о мерах по борьбе с коррупцией.


Однако первым делом сенаторы единодушно одобрили поправки в закон о Конституционном суде РФ, предусматривающие новый порядок назначения главы Конституционного суда. Теперь председатель КС и его заместители будут назначаться верхней палатой по представлению президента. Правда, у нескольких сенаторов возник один вопрос: не будет ли Совет Федерации наделен правом и снять судью с должности, если он получит право его назначать. По словам главы Комитета СФ по конституционному законодательству Алексея Александрова, такого положения в закон вводить не планируется.


В защиту поправок решил выступить и глава верхней палаты Сергей Миронов. По его мнению, процедура назначения председателя КС должна теперь стать более публичной, ведь при обсуждении его кандидатуры сенаторы смогут задавать ему вопросы, а его ответы будут слышать в том числе и представители СМИ. При этом Миронов считает, что процедура отзыва главы КС не должна быть «зеркальной» по отношению к его назначению, и право на отзыв сохранится за самими судьями. «Закон, с одной стороны, расширяет демократию и публичность, а с другой — подчеркивает значение самого судейского сообщества, демонстрируя принцип сдержек и противовесов», — заключил Миронов.


Судебную тему продолжил глава Верховного суда Вячеслав Лебедев. Говоря о мерах по совершенствованию законодательства в этой сфере, он отметил, что необходимо шире применять альтернативные меры пресечения в отношении подозреваемых. Сегодня наиболее распространенные меры — это взимание подписки о невыезде и заключение под стражу. Лебедев же считает, что нужно более активно применять домашний арест. «Также недостаточно широко применяется такая мера пресечения для подозреваемых, как залог, — добавил Лебедев. — Верховный суд стимулирует суды применять эту меру, например, в случае экономических преступлений». Глава Верховного суда также считает, что следует пересмотреть практику обращения в суд о взыскании налогов с физлиц. По мнению Лебедева, такие дела нужно решать не через суд, а с помощью налоговых органов.


Естественно, Лебедев не мог обойти проблему коррупции, так как именно с такими видами преступлений приходится чаще всего сталкиваться сотрудникам его ведомства. Как сообщил глава Верховного суда, чаще всего по делам коррупционной направленности бывают осуждены сотрудники МВД, системы здравоохранения, образования, налоговых инспекций и Роспожнадзора. Правда, большинство из подобных дел касается небольших взяток, а количество осужденных за взятки в особо крупных размерах или за взятки в составе организованной группы составляет всего лишь семь процентов от общего числа осужденных по таким делам лиц.


Сразу же вслед за Лебедевым о коррупции заговорил и министр юстиции Александр Коновалов, чье выступление было весьма пессимистичным. Борьбе с коррупционным злом, по словам Коновалова, пока мешает несовершенство законодательной базы, низкий статус госслужащих, пассивность гражданского общества. По мнению министра, правовой нигилизм в России все еще не преодолен, многие граждане убеждены, что борьба с коррупцией не может принести никаких плодов. Проблема усугубляется еще и тем, что коррупция в России имеет очень изощренный механизм, использует сложные управленческие технологии и теневые экономические схемы.


Для того чтобы борьба с коррупцией была эффективной, Коновалов предложил прежде всего оптимизировать судебную и полицейскую практику, наладить более тесный контакт с гражданским обществом. Кроме того, по убеждению министра, следует оптимизировать взаимодействие Следственного комитета с прокуратурой. Также необходимо проводить антикоррупционную экспертизу всех нормативно-правовых актов на предмет коррупционности. С 5 марта этого года минюст уже успел проверить более 430 ведомственных правовых актов и 38 федеральных законов, выявив при этом 12 случаев содержания коррупциогенных положений. Коновалов также предложил активнее привлекать следователей ФСБ к расследованию громких коррупционных дел.


Чтобы повысить статус госслужащих, нужно, как считает глава минюста, не увеличивать штаты, а сокращать их, повышая при этом зарплаты. Полезным опытом для госслужащего было бы и «перетекание» в бизнес-структуры, откуда он смог бы снова вернуться на госслужбу, причем на более высокую должность. Однако начинать нужно, по убеждению министра, с просветительских и воспитательных мер. «В обществе должна быть воспитана ненависть к коррупции, и начинать надо с себя, — сказал Коновалов. — К 1 августа будет готов проект специального закона об основах государственной политики в области правового просвещения и информирования граждан».


Один из сенаторов предложил ввести в качестве наказания за коррупцию «доски позора» на сайтах министерств и ведомств, чтобы страна знала коррупционеров в лицо. Однако Коновалову такое предложение не показалось привлекательным. «В нынешних условиях такая «доска позора» может запросто превратиться в «доску почета», — грустно иронизировал министр.


Источник: "Российская газета" (Москва).-28.05.2009.-№4919