ПАСЕ с возу – России легче на тридцать млн евро

21 января 2019

Госдума вслед за СФ приняла в четверг заявление с обоснованием отказа участия России в ПАСЕ при сохранении дискриминационных условий, установленных зависимыми европейскими депутатами.

Через депутатских помощников в Страсбурге активно работает команда Вильяма Браудера, чье имя связывается с погибшим в СИЗО Сергеем Магнитским.

По какой-то странной причине Москва строго выдерживает линию на выгораживание фигур, осуществляющих в зависимых странах локальные задачи политической и террористической глобализации.

Браудер был первым среди табуированных, но оказался столь диверсифицирован в своей активности, что не раз попадал в сюжеты ВГТРК.

Планы в отношении России роятся и выплескиваются из кипящей кастрюли вековой англосаксонской русофобии. Кажется, последней каплей принятого в отношении ПАСЕ решения стал доклад по нарушениям прав изучения родных языков в России. 58 страниц о России и ни слова правды, ноль внимания к событиям на Украине и в Прибалтике.

Выход России из ПАСЕ означает, что Браудеру придется переформатировать заготовки и искать другой канал вброса. По факту почти такой же облом, как претерпел Майкл Макфол после провала «снежной революции» в Москве.

Москва опять тактически обыграла Вашингтон, как вышло с WADA. Теряют смысл все инструменты давления на Россию во всех структурах Совета Европы, включая ЕСПЧ, по решениям которого мы выплатили с 1996 года более 12 миллиардов евро.

Если Леонид Слуцкий оценил работу в ПАСЕ как тяжелую, но с хорошей школой, то Владимир Жириновский явно раздражен обоюдной недалекостью внутри и вокруг этой организации. Без России там засыпали по ходу заседаний, обсуждать было нечего. В отношении России там всегда принимались заготовленные решения и до лишения голоса. Назначения на руководящие посты принимались без России.

По словам Сергея Миронова, в ПАСЕ никого не волновало, что нас нет, а как только ударили по кошельку — тут же стало очень неприятно и больно. С точки зрения кошелька просыпаются мозги. Совесть у них не проснется никогда. Нужно быть реалистами: если мы уплатим взнос, все вернется на круги своя.

Обратимая приостановка участия в ПАСЕ стала моментом истины в отношениях России и Запада. Все кипит и все сырое. Пока непонятно, что будет с участием России во второй половинке ПАСЕ — Конгрессе местных и региональных властей Совета Европы. «Бог ему судья», — сказал в ответ на вопрос о КМРВСЕ зампред Думы Петр Толстой.

Петр Толстой должен был традиционно возглавить делегацию палат Федерального Собрания в ПАСЕ. При обсуждении заявления Думы Толстой выступил с программной оценкой ситуации.

Суть в том, что неделю назад получено письмо от Секретариата ПАСЕ с предложением сформировать делегацию палат российского парламента для участия в январской сессии. Делегация формируется один раз в год в январе. В течение этой недели, помимо внутрипарламентских консультаций со всеми фракциями, также провели совместно с председателем комитета СФ по международным делам Константином Косачевым встречу с председателем ПАСЕ Лилиан Мори Паскье и представителями председательствующего МИДа Финляндии.

Никаких новых идей или инициатив не услышали. Толстой сделал вывод, что в нынешнем виде ПАСЕ не способна принять решение, которое бы отменило дискриминационные нормы регламента, фактически председатель это признала. Большинство депутатов настроены нормально и конструктивно по отношению к России, но регламент устроен таким образом, что меньшинство успешно манипулирует Ассамблеей и голосует за антироссийские резолюции с возмутительными текстами. Это Украина, Великобритания, Прибалтика, скандинавские страны, Польша. Неучастие России в выборах Генсека Совета Европы в июне поставит вопрос о легитимности всех органов Совета Европы в отношении России.

Зампреду Думы понятна позиция представителей российских ведомств, у кого сотрудники находятся в командировках в европейских структурах, кто сотрудничает с европейскими институтами в деле облегчения пребывания заключенных под стражей, борьбы с коррупцией и так далее. У нас много совместных программ.

«Тот факт, что российская делегация не работает в Парламентской ассамблее, а Россия не вносит свой взнос в связи с этой неработой в Совет Европы, означает сокращение всех этих программ. Не надо питать иллюзий, что наши европейские друзья будут продолжать по этим программам работать. Это я говорю для тех, кто очень боится, что Россия будет исключена из Совета Европы в июне, и что мы выйдем из 56 конвенций автоматически», — прояснил ситуацию Толстой для тех, кто полюбил экскурсии в Страсбург.

Конвенции Совета Европы Россия соблюдает добровольно. Но было бы странно платить за то, где мы не участвуем. Следующее окно возможности для формирования делегации представится в январе 2020 года. В связи с пассивной позицией ПАСЕ и регламентной ловушкой, в которой они сами оказались, они находятся в кризисе. Вряд ли они найдут сами из него выход.

Возможно, какая-то надежда на Комитет министров, на исполнительный орган Совета Европы, если они смогут принять какие-то решения, изменяющие устав организации.

По поводу последствий Толстой подчеркнул, что принятое решение — достаточно важный политический шаг в отношениях с Западом в целом: «Речь не идет только о Парламентской ассамблее, это наше с вами отношение к тем попыткам дискриминации, попыткам голословных, хамских изменений, попыткам преподавать нам уроки, всему тому, что за последние 20 лет мы неоднократно видели. А по сути, это попытка контролировать нашу страну, контролировать, что отчасти происходит успешно, элиту в нашей стране, контролировать сферу образования для достижения тех целей, которые перед собой поставили наши уважаемые партнеры и доброжелатели. По-моему, пора перестать приспосабливаться к чужим правилам. Выработать вместе свои и на этой основе формировать союзников Российской Федерации вокруг нашей страны, а не заниматься подражанием каким-то чужим шаблонам».

Выступление зампреда Думы Петра Толстого сегодня вытекает из его отрезвляющей отповеди коллаборационистам, которую он дал на Конгрессе политологов в конце прошлого года и услышан не был. Надо понимать, воплощается в практическую плоскость многое из того, что было не понято, как, например, исследования Центра Вероники Крашенинниковой о горизонтальной сетевой системе имперской глобализации.

Итоги дискуссии в Думе кратко сформулировал председатель Вячеслав Володин: делегацию в ПАСЕ не направлять и обратиться в правительство не перечислять взнос.

В Совете Федерации вопрос обсуждался без думского накала, но с тем же ходом мысли.

Накануне в среду после открытия весенней сессии на 450-м заседании СФ председатель Комитета СФ по международным делам Константин Косачев начал с того, что для обращения к теме есть штатный повод — начало на будущей неделе очередной сессии ПАСЕ, когда в соответствии с правилами процедуры рассматриваются полномочия национальных делегаций. Однако у сложившейся ситуации нештатной значительно более глубокие корни.

Проблема была заложена еще в далеком 1985 году за 10 лет до вступления России в Совет Европы. Тогда ПАСЕ, выйдя за пределы своих полномочий, в одностороннем порядке присвоила себе право карать и миловать. В Регламент ПАСЕ была введена возможность использования политических санкций против парламентариев за несогласие с их политическими взглядами.

Такой одиозной репрессивной меры, как санкции против законно избранных парламентариев, представляющих исключительно собственных избирателей, нет в процедурах ни одной другой межпарламентской организации. Бомба сдетонировала сейчас, когда затрещала по швам иллюзия победы так называемого либерального мирового порядка и когда потребовалось найти инструмент давления на Россию, противостоящую экспансии антидемократической однополярности, агрессивного давления, не имеющего ничего общего с демократией. Эта бомба продолжает метать осколки, но она разрушает не Россию, она разрушает ПАСЕ, а вслед за ней — и весь Совет Европы, изначально задуманный как механизм демократии и защиты законности.

Косачев сформулировал предложения России по выходу из кризиса в ПАСЕ: «Путь лежит через удаление из Регламента ПАСЕ самой возможности политических санкций. И наша логика нашла поддержку в юридическом заключении независимых экспертов, подготовленном по поручению Генерального секретаря самого Совета Европы господина Турбьерна Ягланда. Но, как говорится, когда говорят пушки, музы молчат. Ни позиция юристов Совета Европы, ни российские инициативы, поддерживаемые многими здравомыслящими европарламентариями, отклика в ПАСЕ пока не находят. Ситуация остается практически неизменной, а следовательно, неизменной остается и позиция Федерального Собрания».

Председатель комиссии СФ по СМИ Алексей Пушков четыре года возглавлял делегацию России в ПАСЕ, и кризис развивался на его глазах. Негоже великой державе, имеющей место в Совете Безопасности ООН, оставаться в организации, которая лишает ее не только права голосовать, но и ряда других полномочий, которые являются естественным правом национальных делегаций. Нас приглашают вернуться в условиях сохранения санкций, чтобы продолжать нас уничтожать, чтобы строить на критике России политические карьеры и чтобы мы по-прежнему оплачивали этот русофобский карнавал. Резолюции ПАСЕ по России практически все невыполнимы. Например, требование о передаче Крыма Украине.

Пушков заявил, что Совет Европы теряет больше, чем Россия. Если этот кризис будет продолжен, то Совет Европы рискует потерять самую большую страну континента и одну из самых влиятельных стран мира. Сенатор не уверен, что там это до конца понимают.

Перед голосованием председатель СФ Валентина Матвиенко подчеркнула: «В России было принято решение остановить финансирование, наш взнос. Россия является главным плательщиком в числе других стран в ПАСЕ. Ежегодно мы платили порядка 30 млн евро, это взнос России. И, в связи с тем что к национальной делегации России в ПАСЕ были приняты такие дискриминационные меры, принято решение вообще остановить финансирование и наши взносы в ПАСЕ, что мы и делаем уже на протяжении двух лет».

Если в Думе голосование было единогласным 413 за, то в СФ один сенатор голосовал против, за 157.


Источник: «Московская правда» (Москва). – 21.01.2019