Политик второй волны.("Санкт-Петербургский курьер" (Санкт-Петербург).- 16.08.2001.- №032.- с.8)

16 августа 2001

Пересчитать петербуржцев, «десантированных» в последние годы (и особенно — в период правления Владимира Путина) в федеральную власть, непросто. Анатолий Чубайс и Сергей Степашин, Алексей Кудрин и Сергей Беляев, Юрий Болдырев и Андрей Илларионов, Наталья Дементьева и Илья Южанов, Алексей Миллер и Борис Грызлов, Герман Греф и Валентина Матвиенко, Илья Клебанов и Леонид Рейман, Николай Аксененко и Георгий Полтавченко, Юрий Шевченко и Сергей Иванов, Николай Патрушев и Владимир Кожин, Дмитрий Козак и … И все они в той или иной степени влияют на условия жизни россиян. А питерцев — тем более. Поэтому, думаем, читателям будет небезынтересно познакомиться поближе с «петербургским десантом». Начать же хотим с человека, не только в переносном, но и в прямом смысле слова имеющего право называться «десантником». Ведь нынешний «сенатор» — представитель Законодательного собрания Санкт-Петербурга в Совете Федерации и лидер движения «Воля Петербурга» Сергей МИРОНОВ — в прошлом как раз десантник…

Большинство из тех питерских политиков, кто сегодня находится на ключевых ролях, из «первой волны» — были участниками демдвижения в конце 80-х годов и депутатами разных уровней — в начале 90-х годов. А вот Сергей Миронов — один из ярких представителей «второй волны», которые появились на городской политической сцене лишь во время выборов Законодательного собрания весной 1994 года.

Семь с лишним лет назад 41-летний бизнесмен был мало кому известен. Из предвыборных листовок можно было узнать, что по основной профессии он — горный инженер-геофизик и что почти двадцать лет занимался геологией, что имеет еще одно высшее образование — экономическое.

(Правда, из листовок можно было узнать не все: так, на протяжении 15 лет Миронов был единственным в городе лектором-международником, который не был членом КПСС.) Работал в различных экспедициях, немало лет провел в Монголии, где был старшим геофизиком аэропартии.

В 1991 году Сергей Михайлович вернулся в Петербург и занялся бизнесом, став через три года исполнительным директором крупной строительной корпорации «Возрождение Санкт-Петербурга». Ну, а затем решил попытать счастья на выборах.

По его словам, «толкнуло» к этому «дикое несовершенство законодательства и беспредел чиновников, когда решение зависит не от закона, а от воли должностного лица». Миронова решили «делегировать» в депутаты, чтобы разрабатывать экономическое законодательство города.

Попытка оказалась удачной. И хотя в апреле 1994 года выборы в его 12-м округе Калининского района не состоялись: явка избирателей «подкачала», — Миронов, входивший в состав блока «Весь Петербург», который объединил крупных бизнесменов, ряд чиновников и городских политиков, близких к мэру Анатолию Собчаку, был первым по числу набранных голосов. Ну, а в ноябре 1994-го, на повторных выборах, Миронов победил в округе достаточно уверенно, став депутатом Законодательного собрания.

…Городская представительная власть в своем новом виде только-только формировалась. Среди первых вопросов, естественно, оказались кадровые. И если председателя Собрания Юрия Кравцова удалось выбрать достаточно быстро, уже в начале января, то с его заместителями получился «затор». Выдвигаемые кандидаты один за другим недобирали голосов, а непрерывные переговоры различных группировок, казалось, уже не имели шансов на успех. И тогда впервые был применен распространенный впоследствии принцип «пакетного голосования».

В результате в середине апреля 1995 года первым заместителем председателя Собрания стал Миронов, считавшийся неформальным лидером большой группы финансистов и промышленников. Заместителем председателя — покойный Виктор Новоселов, в прошлом председатель Московского райсовета, считавшийся куда более опытным политиком, нежели его партнер по «пакету».

Достаточно быстро, впрочем, выяснилось, что Миронов оказался политиком ничуть не менее искусным. Сейчас он говорит, что вдруг «с удивлением — обнаружил, что политическая деятельность — это мое второе призвание (первым, конечно, была геология)»…

Интересно, что Миронов одним из первых выступил за то, чтобы депутаты работали на постоянной основе (впоследствии это было закреплено в городских законах).

«Я в Собрании каждый день, — говорил он мне весной 1995-го, — к себе в фирму заезжаю только вечером или по выходным (которых у меня давно уже не было) и понимаю: надо заниматься только депутатской работой. Совмещать ее с чем-то еще бесполезно и даже вредно — как с точки зрения эффективности, так и с чисто физической, и все силы надо отдавать работе в интересах избирателей».

На вопрос о том, какие решения Собрания должны появиться как можно скорее, Миронов ответил коротко: надо заложить основы для цивилизованной работы всех властей города, принять Устав Санкт-Петербурга, закон о местном самоуправлении и закон об организации власти в городе. Время показало, что именно эти вопросы действительно оказались приоритетными — хотя и весьма спорными — в работе Собрания.

Уже к лету 1995 года Сергей Миронов считался одной из ключевых фигур в городском парламенте и одним из самых активных законодателей (забегая вперед, заметим, что за время работы Законодательного собрания первого созыва Миронов попал в «первую пятерку» законотворцев — на его счету 13 вступивших в силу городских законов).

Через некоторое время у него появилась и «своя» фракция — «Мариинская», координатором которой он стал. Она считалась одной из наиболее лояльных к мэру Анатолию Собчаку — что и сыграло свою роль весной 1996-го.

Напомним, что 16 июня 1996 года должны были одновременно состояться как выборы президента, так и выборы губернатора Петербурга. И тогда Анатолий Собчак решил пойти по пути, который затем стал привычным для многих российских губернаторов: перенести выборы на более ранний срок (19 мая), чтобы не дать конкурентам провести полноценную кампанию и обеспечить себе заведомое преимущество.

Назначать выборы полагалось не ранее, чем за 60 дней, и оставался последний день, когда это еще можно было сделать, — 20 марта. Противники закона блокировали проведение заседания, сорвав кворум (при регистрации в зале не набиралось необходимых 33 депутатов), и казалось, что затея с переносом выборов потерпит неудачу. И тут ключевую роль взял на себя Сергей Миронов — он объявил «присутствующими» тех депутатов, которых он якобы видит в зале заседаний (но которые при этом отказывались регистрироваться). Решение сочли принятым, а выборы — перенесенными. Как известно, это не помогло Собчаку избежать проигрыша, Миронов же ухудшил отношения со многими депутатами, расценившими его действия как злоупотребление положением председательствующего. Впрочем, через некоторое время Сергей Михайлович публично заявил, что считает свой поступок ошибочным, и конфликт был исчерпан…

После того как губернатором избрали Владимира Яковлева, Миронов стал одним из наиболее серьезных и систематических его критиков.

Ему нередко удавалось «пробивать» законы, которые вызывали сильное неудовольствие в Смольном: наиболее яркий пример — ежегодное установление предельной доли собственных расходов горожан на оплату жилья и коммунальных услуг. Чем выше эта доля — тем больше петербуржцы должны платить за квартиру, между тем четыре года подряд именно Миронов вносил и «пробивал» (с преодолением вето губернатора, настаивавшего на увеличении «предела») закон о том, чтобы эта доля сохранялась на уровне 15% от дохода семьи.

Сегодня он считает это одной из главных своих законодательных «заслуг», наряду с законом о науке и научно-технической политике, законами о жилищных сертификатах и об ипотеке (последний, к сожалению, так и не удалось «добить» до конца).

Если говорить об отношениях Сергея Миронова с Владимиром Яковлевым более подробно — они всегда были сложными.

«Я его уважаю как профессионала, и он меня — тоже, — говорит Миронов, — но у нас есть принципиальные расхождения. Во-первых, я не понимаю его кадровой политики: в формировании «команды» я постоянно вижу большие кадровые ошибки, постоянные скандалы при подборе людей. А во-вторых — у нас разные взгляды на стратегическое направление развития города. Владимир Анатольевич считает, что Петербург должен быть прежде всего транспортным центром. Я полагаю, что, конечно, глупо не использовать выгоднейшее географическое положение города (спасибо Петру Великому), но в двадцать первом веке успеха добьются только те регионы и города, которые будут развивать «хай-тек», высокие технологии, вкладываться в науку. А ведь наш город по праву может считаться интеллектуальной столицей России…»

В общем, нетрудно было предположить, что при перевыборах Законодательного собрания в декабре 1998 года Миронов окажется среди тех депутатов, против переизбрания которых губернатор будет бороться, — так и случилось.

Методы борьбы применялись достаточно «грязные» — так, в округе Миронова против него было выставлено два однофамильца-«двойника», при этом один из них был Сергеем Валентиновичем, и его фамилия должна была стоять в бюллетене раньше, чем фамилия вице-спикера, чтобы запутать избирателей. Вдобавок против Миронова губернаторские имиджмейкеры выставили известного телеведущего Дмитрия Запольского. Но ничего не помогло — Сергей Михайлович выиграл выборы уже в первом туре, получив почти 70% голосов.

В Законодательном собрании второго созыва Миронов возглавил фракцию «Законность», которая вместе с «Яблоком» и впоследствии СПС образовала оппозиционное Смольному крыло. На протяжении полутора лет, пока Собрание второго созыва пыталось избрать свое руководство, Миронов считался одним из главных претендентов на пост председателя, но сил на это у демократических фракций все же не хватило.

И тогда пошли на компромисс: летом 1999 года в «пакете» были избраны председатель Собрания Сергей Тарасов, представлявший сторонников Яковлева, и его заместитель Сергей Миронов, представлявший оппонентов губернатора. По сути, Миронов занял в Собрании тот же пост, что и раньше, и полностью сохранил свое влияние.

Осенью 1999 года в Собрании вновь встал вопрос о переносе выборов губернатора (Яковлев пошел по «пути Собчака», но на сей раз выборы пытались перенести с мая 2000 года на декабрь 1999 года, совместив их с парламентскими).

Миронов был среди тех депутатов, которые до конца боролись с принятием этого решения. Впоследствии, как известно, это решение, принятое с грубыми нарушениями, было отменено Верховным Судом. Понятно, что отношений Миронова со Смольным это не улучшило.

Но к тому времени премьером (а затем и президентом) стал Владимир Путин, а Миронов был известен как один из людей, достаточно плотно с ним связанных. Более того: на президентских выборах он был доверенным лицом Путина, и сразу после них заговорили о его возможном уходе куда-нибудь в Москву.

Этого пришлось ждать больше года: летом 2001-го Миронов подавляющим большинством голосов своих коллег был избран представителем Законодательного собрания в Совете Федерации. При этом особо и не скрывалось, что такое пожелание высказал президент…

Что заставило Миронова стремиться в Совет Федерации?

«После шести с лишним лет на одной должности почувствовал, что стало «тесно» в рамках городского законодательства, — говорит он. — Я готов более активно вмешиваться в федеральное законодательство, отстаивать интересы города на этом уровне».

Интересно, впрочем, что в СФ, по словам Миронова, он встретился с полной доброжелательностью со стороны губернатора.

«Владимир Анатольевич показал Совету Федерации, что между двумя питерскими «сенаторами» есть полное взаимопонимание, — говорит он. — Кроме этого, губернатор постарался «ввести» меня в работу верхней палаты, пользуясь при этом своим авторитетом. А в том, насколько он высок, я убедился лично: слово Владимира Яковлева в дискуссии практически всегда оказывается последним (а часто — и единственным). Но я должен сказать, что все это меня не удивило: я и предполагал, что у меня с ним наладится нормальное взаимодействие при отстаивании интересов города в СФ».

Касаясь нынешнего принципа формирования СФ, который многие справедливо критикуют (говорят, одна дама — член СФ — не смогла свой регион даже на карте показать), Миронов подтверждает, что такой анекдотический случай действительно был — когда утверждали представительницу от Хакассии.

По его мнению, «сенаторов» надо избирать всенародно.

Представляется, что политическая карьера Миронова будет еще долгой. Он умеет ладить с разными людьми — например, поддерживает хорошие отношения как с президентской администрацией, так и с «яблочниками», которых Кремль не любит. Он умеет работать «от зари и до зари» — в Собрании уже почувствовали, что заменить Миронова на посту вице-спикера очень трудно. Он компетентен в самых разных вопросах, имеет большой опыт парламентской работы, хорошие связи в столице — что еще нужно политику для того, чтобы признать его перспективным?

Виктор СМИРНОВ.