Сергей Миронов: "Достояние блогосферы – потрясающе талантливые люди"

30 сентября 2009

30 сентября в России отмечают День Интернета. К марту 2009 года количество интернет-пользователей в России достигло 37, 5 миллионов человек и «население рунета» продолжает увеличиваться преимущественно за счет регионов. Не отстают от населения и «начальники страны»: запустил видеоблог Президент Дмитрий Медведев, обновил свой сайт премьер Владимир Путин. Но самым открытым из трех первых лиц государства выглядит председатель Совета Федерации Сергей Миронов,  в блоге которого можно встретить не только фотографии из личного кабинета и отчеты о встречах с интернетчиками или десантниками, но и довольно жесткие дискуссии блогеров.


С Сергеем Мироновым беседовала Наталья Лосева.


О БЛОГАХ


— Сергей Михайлович, мы встречаемся  с Вами накануне Дня Интернета. И сегодня мне хотелось бы поговорить именно об этом: Интернет уже стал не экзотикой, а повседневной историей. Вы сами как много времени проводите в Интернете?


— Наверное, правильный и искренний ответ будет таким: конечно не ежечасно, но ежедневно – это да. Открываю, как правило, ноутбук либо рано-рано утром (я очень ранняя птичка), либо наоборот – поздно-поздно вечером. Но у меня есть советники и помощники. Каждый по своему направлению работает в Интернете: международник, экономика, армия, молодежь, культура. Если появляется какая-то интересная новость или появляется острая тема в блогосфере, они  немедленно сообщают любыми доступными способами: телефонный звонок, записка, как угодно. Иногда мне достаточно просто знать эту информацию, иногда это требует дополнительных уточнений, я смотрю сам комментарии, изучаю вопрос и принимаю решения.


— Я так поняла, что Вы лично активно работаете с блогосферой. А как еще используется Интернет в работе партии? В агитации, возможно?


— Если с формальной точки зрения – всё «в шоколаде». Есть, естественно, центральный сайт партии – spravedlivo.ru, есть сайты региональных отделений, сайты сторонников нашей партии. Но меня как председателя партии абсолютно не устраивает то качество интернет-деятельности, которое мы сейчас имеем. И в этой связи я должен сказать, что мы начинаем новый этап своей виртуальной жизни в Интернете.


Да, мы хорошо продвинулись: у нас отработана технология оперативной прямой и обратной связи, оперативной команды и оперативной реакции на эту команду. У нас, кстати, есть закрытые каналы связи через Интернет и есть возможность оперативно, в режиме онлайн проводить видео-конференции. Но с точки зрения информирования в глобальной сети о том, что мы есть, что мы делаем, какие у нас происходят дискуссии –  здесь мы еще в начале пути.


— Вы отслеживаете, что пишут в блогосфере о партии и лично о Вас. С тех пор, как Вы стали блогером, вы, наверняка, столкнулись со всеми «прелестями» блогерской жизни, в том числе с ее агрессивной стороной. Как  на это реагируете?


— Честно говоря, конечно, когда я стал вести свой Живой Журнал и стал внимательно смотреть, что же происходит в блогосфере, и в том числе стал объектом или субъектом таких контактов, конечно, я почувствовал все «прелести» так называемых «троллей» — жутких монстров, которые вечно чем-то недовольны. И сначала, естественно, как человек интеллигентный, подумал: «Надо же! Неужели я такое чудовище, неужели я вот так выгляжу?» Потом понял, что на самом деле не имеет значение для некоторых из так называемых пользователей, кто адресат. Такая агрессия, негатив, собственные комплексы – всё это выбрасывается. Потом, огромное количество «флуда», потребности говорить только о себе любимом…


Но этого негатива для меня — процентов 15, не больше. Главное достояние блогосферы — огромное количество умных, интеллигентных, потрясающе образованных, потрясающе талантливых людей. У которых, я надеюсь, еще и появилась возможность напрямую обратиться к представителю власти и что-то ему  подсказать,  указать, рассказать. И я, естественно, в прямой и обратной связи с такими людьми.


У меня на сегодняшний день порядка 1340, по-моему, «френдов». И ведь особенно для меня приятно то, что некоторые «френды», которые в действительности теперь мои друзья, начинали с того, что вели себя  как «тролли»: злые, злобные, очень нахрапистые и некультурные.


А потом выяснялось, что у них, увы, был печальный опыт общения с представителем власти, и не только виртуальный, но и реальный, и они заведомо мазали все черной краской: «Ах, ты сюда вылез? Вот тебе по башке!». А когда вступили в дискуссию, получилось, как часто у мальчишек бывает: сначала носы друг другу расквасят, а потом мужская дружба  на всю жизнь. Я ведь тоже за словом в карман не лезу и отвечаю по-честному.


У меня есть один друг в ЖЖ, который «наезжал» очень   умно,  ехидно,  тонко и  с блестящим чувством юмора. Ну, то есть, например, внешне на самом деле хвалит, а на самом деле я понимаю, что это такая подковырка. Ну, я отвечал ему в таком же духе.


И однажды, не помню, по какому посту, началась дискуссия:  какой-то незнакомый мне пользователь стал очень резко и не вполне справделиво нападать на меня. И тут я читаю, как тот мой строгий «френд» начинает активно отстаивать мою позицию! И я: «Ничего себе! Он меня защищает!». Было приятно.


Но, тем не менее, в  спорных вопросах этот, уже добрый и хороший мой «френд» не перестает сражаться, и я думаю: «Ага, Сергей Михайлович, получи!» Вот это очень дорогого стоит.


Вести блог, я думаю, необходимо каждому политику, если ему важно понимать, как он выглядит  в глазах своих избирателей, ему важно мнение людей и он готов, если нужно, даже корректировать свои позиции или, по крайней мере, свое отражение во внешнем мире, своих действий или бездействий.


— Думаю, что на пике выборной активности мы увидим битву блогов, потому что сегодня, наверное, нет такого политика, который не осознал, с одной стороны, всю мощность этого инструмента, с другой стороны, неизбежность присутствия в интернет-сфере. С чем опасным мы столкнемся в этой ситуации?


— На самом деле, если вся блогосфера разобьется на разные цвета политической окраски, то такие «форты» будут стоять друг против друга и воевать, то, наверное, мы что-то потеряем. Хорошо, что политики идут в блогосферу, но, мне кажется,  здесь нужно выступать со своим  настоящим Я. Да, вот я, Сергей Миронов, лидер партии «Справедливая Россия», я исповедую такую идеологию, но в данном случае я выступаю сам, лично я. Да, за мной партия, я председатель, но если я буду использовать свой блог как некий инструмент для продвижения партийных задач, для навязывания партийной идеологии, отбивания атак или нападения, — мы превратим это в неконструктивное политически, партийное поле битвы. И опасность может быть как раз в этом.


Я считаю, что и любому партийцу нужна блогосфера, но как диалог или монолог индивидуальности, личности, и моих коллег призываю: «заводите блоги, очень многое поймете уже к десятой строчке!»


О БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ В ИНТЕРНЕТЕ


— Сергей Михайлович, а за прямой  помощью обращаются через Интернет?


— Да.


— Что делаете в этой ситуации?


— Если есть возможность и это законно, стараюсь всегда помогать. Причем очень часто требуется материальная помощь.


— Это правда, что Вы часто свои деньги даете?


— Ну, на самом деле это правда. Дело в том, что у меня довольно высокая зарплата. Себе оставляю процентов 15 от зарплаты. Я начал такую практику, еще будучи депутатом питерского ЗАКСа с 95-го года. Есть, кстати, адресаты, которых я никогда в жизни не видел, но они получают от меня деньги вот уже 14 лет. Кстати, некоторых уже, увы, нет в живых….


— Согласитесь, одно из светлых пятен блогосферы – это то, что сейчас она  становится местом сбора благотворительной помощи или хотя бы возможности заявить о том, что требуется помощь?


— Это очень хорошая возможность. И, я думаю, Вы сами знаете это и по себе, и по своей работе, как много отзывчивых людей. Если, допустим, приходит человек ко мне: «Давайте создадим фонд». У меня щёлкает: «фонд» — синоним «попилить» .Другое дело, если в блогосфере — «требуется помощь ребенку». Вот адрес ребенка, вот телефон его матери, вот, пожалуйста, все проблемы по анамнезу и по диагнозу, я понимаю, что я сейчас могу помочь конкретно человеку. И меня меньше всего волнует, чтобы они знали: «Ооо! Это Сергей Миронов нам помог!». Я очень часто анонимно это делаю, но я понимаю, что это будет конкретная помощь конкретному человеку, конкретному ребенку.


Многие люди — бедные, не состоятельные — стараются помогать в этих случаях. Я даже знаю, что бедные пенсионерки из своей пенсии находят хоть сто рублей, чтобы послать таким же нуждающимся. По-другому реагируют  люди состоятельные, которые умеют считать деньги. Они тоже готовы это делать при условии, что это не кто-то там будет собирать какую-то кубышку, а нужно конкретно купить дорогую инвалидную коляску.


ОБ ИНТЕРНЕТЕ И ШКОЛАХ


— Мы знаем, что существует программа, по которой многие школы сейчас подключены к Интернету. Но, насколько я понимаю, до сих пор не решены проблемы доступа в «недетский»  Интернет, в том числе к сайтам, которые пропагандируют экстремизм и насилие. Нужно ли это делать?


— Нужно. Вы имеете в виду ограничить доступ в школах? Обязательно! Школа – это, в конце концов, учебное заведение Соответственно, там есть руководитель, и он должен отвечать, он должен обеспечить, чтобы как раз всем позитивным, что дает Интернет, школьники могли бы пользоваться, а не всем негативным, от чего многие родители оберегают своих детей.


Есть специальные программы и специальные фильтры, и я считаю, что в школах нужно их использовать обязательно, потому что, иначе  с одной стороны государство дает деньги на Интернет, а с другой, дети начинают заходить на те сайты, от которых нужно бежать бегом.


— То есть, как председатель Совета Федерации, Вы будете настаивать на личной ответственности директоров школ?


— Конечно. У нас вообще с персональной ответственностью, мягко говоря, не очень. Помните, как героиня известного фильма говорила: «большая напряженка в стране», — да? Вот ты, Петров Иван Иванович, отвечаешь лично, а не кто-то там – государство, родители, общественность или еще непонятно кто. Должна быть персональная ответственность.


— Вы отслеживаете программу по поставке программного обеспечения в школы — так называемого «пакета первой помощи»?


— Вы знаете, сейчас у меня нет последних данных, парламентский год только начался, и все члены Совета Федерации  только  вернулись. Я запрошу обязательно, потому что на весеннем этапе у нас такая информация регулярно поступала от профильного комитета по образованию и науке. Я, безусловно, планирую контролировать этот процесс, и скоро мы дадим цифры.


О ЦЕНЗУРЕ


— Нужна ли цензура в Интернете? Вопрос поднимается каждый месяц, и понятно, что нет прямого решения. Ваша личная позиция?


— Давайте тогда разберемся, как у нас юристов говорят, с дефинициями. Что мы подразумеваем под цензурой в Интернете? Если это цензура того, что я хочу изложить, вот я – пользователь и у меня есть мнение, —  я считаю, что никакой цензуры быть не должно. А если я владелец серверов, если я владелец соответствующих мощностей, я прекрасно понимаю, что размещается на моих мощностях, и я разрешаю размещать сайты экстремистские и порнографические, и какие-то там сайты педофилов, я считаю, что владельцы и провайдеры должны нести ответственность. Такого рода цензура должна распространяться на них.


Еще раз, чтобы быть правильно понятым: любой пользователь, выйдя в сеть, имеет право сказать все, что считает нужным.


— В рамках закона?


— В рамках закона, безусловно. И, конечно, он должен руководствоваться нормами морали. Должны быть, конечно, какие-то самоограничения: с точки зрения языка, тона. Но с точки зрения работы сайтов, нарушающих закон, я считаю, нужно  вмешательство государства.


О БУДУЩЕМ


—  Сергей Михайлович, чего, на Ваш взгляд, не хватает российскому сегменту Интернета, и что бы Вы хотели пожелать рунетчикам?


— Не хватает, наверное, довольно многого. В том числе, какого-то единого кодекса поведения, единого кодекса лидеров. Причем, не нужно, чтобы это кто-то создавал – это само сообщество должно создавать. Наверное, не хватает того, что бы позволило любому желающему найти необходимую информацию.


На самом деле, я думаю, правильнее будет ответить на ваш вопрос так: то, чего не хватает, все равно будет, потому что возможности потрясающие. Все будет, в конце концов, сделано. В том числе усилиями и мыслями, и желаниями пользователей  русской части Интернета.


— Спасибо большое.


Источник: РИА "Новости".-30.09.2009, 13.15