Сергей Миронов: "Корень многих наших бед в несправедливой оценке труда и таланта"

23 октября 2007

— Сергей Михайлович, вы долгие годы проработали в геологии. Миронов-геолог, конечно же, прекрасно знает, какими природными дарами богата наша страна. А вот как Миронов-политик отвечает на жгучий вопрос нашего времени: почему в такой богатой стране население в массе своей живет весьма бедно?


— За те 18 полевых сезонов, которые подарила мне профессия геолога, почитай, пол-России пройдено: Заполярье, Карелия, Урал, Якутия, Тыва, Забайкалье… Повидать довелось многое, и жизнь простых людей, особенно в глубинке, известна мне, так сказать, изнутри. А на вопрос отвечу так: научившись добывать нефть, газ, руду, мы не нашли пока ключа к главному богатству — уникальному человеческому потенциалу. По всей России встречаешь множество великих трудяг и великих талантов. Но труд и талант часто не имеют условий для реализации и крайне несправедливо оцениваются. В этом корень многих наших бед.


— Однако распространена и совсем иная точка зрения: мы живем плохо, потому что работаем ни шатко ни валко. Не умеем и не хотим…


— Вранье! Хватит из русского мужика лепить образ эдакого лентяя, халявщика. Полагаю, такие идеи продуцируются неспроста. Есть определенный соцзаказ. Тем, кто получает сверхприбыли за счет сверхдешевого труда, приходится маскировать вопиющую несправедливость. У нас ведь сегодня налицо дикая ситуация, какой и в странах третьего мира не встретишь: не просто массовая бедность, а бедность значительной части работающего населения. Вот и пытаются все валить на «леность» самого народа.


В действительности россияне не боятся самой черной работы. Способны трудиться одержимо, без перерывов на ланч или сиесту, привычных представителям иных культур. И совсем не случайно словечко «пахать» у нас прижилось отнюдь не только в сферах, связанных с возделыванием земли.


— Тем не менее есть факты: производительность труда в России в 3 — 4 раза ниже, чем в США и странах Западной Европы.


— Об этом очень любят поговорить апологеты монетаристских концепций: какие, мол, вам зарплаты, когда низка производительность. Но тут все перевернуто с ног на голову. Производительность напрямую зависит от условий воспроизводства рабочей силы. Достаточно ли средств у работника, чтобы полноценно питаться, восстанавливать силы и здоровье, иметь нормальное жилье? Есть ли возможность повышать квалификацию? По всем параметрам наши люди в худших условиях. В пору спросить: какая вам производительность, когда наш уровень зарплат ниже западного не в 3-4, а в десятки раз!


Академик Д. Львов сделал в свое время очень любопытные расчеты, пересчитав объемы выпускаемой продукции на один доллар зарплаты. Так вот по этому показателю наш работник в разы превосходит и американцев, и европейцев. Те за такие зарплаты вообще вряд ли что-то бы произвели. Так что работать россияне умеют, другое дело — нет нормальных условий для этого.


— Можно добавить еще, что в России расходы на оплату труда составляют немногим более 20 процентов от ВВП, а в развитых западных странах — 60-80. Но ведь они к таким пропорциям шли столетиями…


— Да, они долго шли к пониманию важности высокой доли оплаты труда для стабильности общества, сбалансированности спроса и предложения. Шли через социальные катаклизмы, через экономические кризисы, через страх получить нечто вроде нашей октябрьской революции. Но неужели надо повторять тот же путь? Может, пора учитывать чужой опыт и просто перенимать лучшее? А опыт этот говорит: самые перспективные инвестиции — в человека. В интеллект, в профессионализм, в образование, в нормальные условия жизни. Тогда и отдача от людей получается совершенно другая. Другой важный урок в том, что государство не имеет права устраняться от выработки справедливых правил игры на рынке труда.


— Вы ратуете за достойную оценку труда и таланта в обществе, но ведь и другие говорят об этом…


— Есть разница. Мы говорим о принципиальном изменении правил игры во взаимоотношениях труда и капитала. Мы бьем тревогу, что между бедными и богатыми — пропасть и это опасно для общества. Предлагаем неотложно и решительно заняться устранением дисбалансов. В том числе через механизмы распределения общественных благ.


Никто не ратует за «раскулачивание» богатых. Но то, что сегодня чрезмерно большая доля национального дохода изымается из экономики и тратится не на инвестиции, а на дорогостоящие удовольствия кучки миллиардеров, прожигается на заграничных курортах, в игорных домах, на различных тусовках, — это ненормально и аморально. Мы предлагаем эту долю перераспределить в пользу людей труда с помощью цивилизованных, рыночных, опробованных в других странах методов: прогрессивная шкала подоходного налога, налог на предметы роскоши, более справедливый механизм учета природной ренты и т.п. Пора наконец перейти к используемой во многих странах почасовой оплате труда, а также принять гарантированные социальные стандарты потребления.


— Некоторые полагают, что уважение к труду можно обеспечить, просто вернувшись к советскому опыту. Вот уж когда об этом говорилось везде и повсюду — от плакатов до телепередач! И вся страна распевала про «заводскую проходную, что в люди вывела меня»…


— Тут все не так однозначно. На словах в СССР для человека-труженика делалось много, но на деле-то процветала уравниловка. Будучи старшим инженером-геофизиком я, к примеру, получал 125 рублей. Рабочие получали больше. Чтобы содержать семью, в свободное время приходилось подрабатывать лектором в обществе «Знание».


Но вот что касается песен, прославляющих различные профессии, тут не стоит иронизировать. «Держись, геолог, крепись, геолог!», «Дни работы жаркие, на бои похожие», «Крепче за баранку держись, шофер»… Страна и впрямь это пела. И это было здорово.


— Но ведь тут присутствовала изрядная доля лукавства: педалированием моральных стимулов зачастую компенсировалась нехватка стимулов материальных. Меньше средств тратилось на те же зарплаты…


— Да, со стороны власти было лукавство. Но со стороны народа был искренний порыв, было желание честно трудиться. Самое главное — в обществе формировалось уважительное отношение к труду, правильные ценностные ориентиры. В этом плане нам действительно многое следовало бы вспомнить. И об уроках трудового воспитания в школах, и о конкурсах «Лучший по профессии», и о государственных наградах за трудовую доблесть…


Но меня сегодня поражает вот что. С одной стороны — у нас есть признанный и поддерживаемый народом курс президента В.В. Путина. Комплекс президентских идей несет в себе громадный созидательный заряд. Президент зовет к строительству новой России, к решению задач, которые требуют мобилизации трудового потенциала народа. А, с другой стороны, телевизионщики изо всех сил стремятся отвлечь людей, внушить им, что «работа дураков любит», что в этой жизни всего можно добиться, не затрачивая особых усилий, например, выиграв миллион. И вообще главное — жить весело, легко, гламурно, тусовочно.


— Какой же выход?


— Если говорить конкретно о ТВ, то тут многое бы поправило введение общественных советов на телеканалах, что мы и предлагаем. Нужно серьезное обновление элит, мощный приток настоящих и честных профессионалов. Меня в этом плане очень обнадеживает приход нового премьер-министра Виктора Алексеевича Зубкова. Знаю, что это — профессионал высокой пробы, умеющий трудиться сам и знающий цену труда других.


Непрофессионализм, примитивный технократизм, неумение видеть корень проблемы — это наш бич. Характерен такой пример. В стране, как известно, бум высшего образования. Молодежь просто-таки рвется в вузы, но при этом лишь 30 процентов выпускников идет работать по специальности. А правда в том, что многие несостоявшиеся инженеры, экономисты, учителя предпочитают работать крупье в игорных заведениях, консультантами в дорогих бутиках, секретарями в богатых офисах, охранниками частных структур и т.п. То есть там, где в силу деформаций нашей экономики заработки намного выше. Так, может, от этой печки и надо плясать? Выравняйте условия, избавьте молодежь от ощущения ущербности своего профессионального выбора, заинтересуйте ее. Дайте людям нормально зарабатывать, и они будут трудиться там, где это нужнее стране и обществу.


Я выступаю за то, чтобы в нашем обществе был высокий уровень трудовой нравственности. Чтобы нация была мобилизована на созидательный труд. Чтобы государство по-настоящему заботилось о подготовке трудовых ресурсов. Чтобы бизнес осознавал свою социальную ответственность. Ведь только то общество, в котором знают истинную цену труду и таланту, имеет будущее.


(«Труд» (Москва).-23.10.2007.- №193)