От работы геологов, от работы сырьевого комплекса зависит будущее нашей страны

31 марта 2021

Сергей Миронов 31 марта принял участие в общем собрании членов Ассоциации геологических организаций, в которую входят представители Министерства природных ресурсов и экологии РФ, Федерального агентства по недропользованию, Росгеологии, руководители предприятий. Он обратился к присутствующим с приветственным словом:

— Уважаемые коллеги, с большим удовольствием принял ваше приглашение!

Сегодня обсуждаются многие вопросы, очень важные и нужные для нашей отрасли. Для нашей – ведь я как был, так и остаюсь в душе горным инженером-геофизиком, и все, что касается геологоразведки, геологической организации – это все мое родное, я слежу внимательно и получаю оперативную информацию.

Когда мы говорим о проблемах геологической отрасли, прекрасно понимаем, что львиную долю доходов в бюджет дает именно минерально-сырьевой комплекс, работники этого комплекса. И сегодня это очень важный элемент не только экономики, но и геополитики, в том числе в связи с Парижским соглашением, с тем, что сейчас происходит в Европарламенте, с введением углеводородного налога.

Скажу по-простому: профукали все, что только можно профукать. Не позаботились, во что это может вылиться, абсолютно не защищены наши национальные интересы, не учтен вклад наших лесов в кислородный баланс, не учтены наши возможности и необходимость по добыче и поставкам углеводородов.

Кстати, погода этой зимой стала интересным фактором – все рассчитывали на альтернативную энергетику, но ее возможности были явно преувеличены – без углеводорода ничего решить нельзя.

И сегодня от работы геологов, от работы всего сырьевого комплекса зависит, в прямом смысле слова, будущее нашей страны.

Моя принципиальная позиция заключается в том, что в нашей стране чем скорее, тем лучше нужно создавать Министерство геологии, потому что без такого ведомства ничего хорошего у нас не будет, в том числе и роста поступлений в бюджет.

Как бы мы законы не меняли, как бы мы не использовали преимущества рынка, частный капитал никогда не сделает то, что может и должно делать государство. Я имею ввиду поисковую работу, создание полномасштабных геологических карт, потому что у нас есть и огромные белые пятна на территории РФ. Также необходимо под эгидой будущего министерства создать научный центр по геодезии и картографии, потому что зависимость по этим материалам от западных стран, конечно, абсолютно неуместна в отношении национальной безопасности.

Необходим закон «О геологическом изучении недр», о котором мы много говорим, но пока не видим подвижек в этом направлении. В законе следует четко разграничить полномочия государства и бизнеса в сфере геологоразведки, а также предусмотреть гарантии бюджетного финансирования поисково-оценочных работ. Понимаю все сложности на пути принятия этого закона, но без этого закона наша российская геология не станет государственным приоритетом.

Непростой 2020 год с пандемией еще раз подтвердил правильность этой позиции. Управление отраслью лихорадило, а расчет на частные инвестиции в геологоразведку не оправдал ожиданий.

Счетная палата в своем отчете в мае 2020 года констатировала, что недостаточная изученность недр уже в среднесрочной перспективе может выступить сдерживающим фактором экономического развития страны и обеспечения национальной безопасности. Объем бюджетного финансирования отрасли недостаточен для формирования поискового задела.

Действительно, по экспертным оценкам, без увеличения объемов геологоразведки добыча нефти начнет снижаться уже в 2023-2025 годах. В целом разведанные запасы полезных ископаемых должны опережать скорость их «проедания» как минимум в 1,3-1,5 раза.

Сегодня кризис на рынке геологоразведки, на мой взгляд, очевиден. В прошлом году число заказов на проведение геологоразведочных работ существенно сократилось. Особенно конъюнктурно вели себя нефтяные компании. За исключением «Роснефти», все они оценивали затраты на геологоразведку с учетом курса валют, текущих цен и доходности биржевых активов. Между тем, геологоразведка не терпит простоев. Когда кризис закончится, придется начинать все сначала.

Стратегия развития ресурсной базы частных недропользователей постоянно варьируется от значительного сокращения затрат на геологоразведку до резких всплесков активности по приобретению новых лицензий и наращиванию финансирования. Конечно, никто не сокращает затраты на геологоразведку до нуля, но тем не менее дробное финансирование, мягко говоря, не идет на пользу интересам нашей страны.

Государство должно взять на себя большую нагрузку по финансированию геологоразведочных работ – как поисковых, так и оценочных. Считаю, что на геологоразведку надо направить минимум 10% поступлений от налога на добычу полезных ископаемых. И эту норму надо закрепить законом.

У меня как у законодателя создается ощущение, что мы перемудрили с 44 ФЗ. По данным Счетной палаты, 90% всех контрактов заключается с аффилированными компаниями. То есть, толку – ноль. Главная идея была – рынок, честная конкуренция. Но когда главным критерием и мерилом является цена – демпингуют, при этом никто не думает о качестве, не думает о том, способна ли компания, выигравшая тендер, выполнить работы качественно и в сроки. В такой ситуации находятся многие отрасли – и культура, и образование, и наука, которая также вынуждена по всякой ерунде проводить тендеры и конкурсы. Естественно, мы выступаем категорически против.

Четыре года назад была разработана концепция развития юниорных геологоразведочных компаний. В феврале прошлого года вопрос еще раз обсуждался на совещании в Минприроды. Было принято решение сформировать межведомственную рабочую группу. Но дальше нескольких пилотных проектов, например, в Магаданской области, дело не пошло.

При этом мы видим опыт других стран, где юниорные геологоразведочные компании очень неплохо себя зарекомендовали. Приведу цифры: 40% затрат на геологоразведку идет через такие компании, более 60% новых месторождений открыты юниорными компаниями.

Кажется, все просто: приобрел лицензию, провел предварительные работы и реализовал объект. Однако ссылка на западный опыт начинает «тормозиться» в наших реалиях. У нас совсем другая экономика: не развит биржевой рынок, мало инвесторов, готовых инвестировать в стартапы, мало покупателей инвестиционных проектов. Иными словами, сложно найти средства на поисковый проект, потом еще более сложно добиться его успеха, и в итоге почти невозможно продать его так, чтобы покрыть понесенные затраты.

Вместе с тем, юниорское направление геологоразведки надо развивать. Юниорные компании нужны рынку. Крупные недропользователи всегда заинтересованы в том, чтобы кто-то сделал за них работу по поиску и выявлению перспективных участков, беря на себя риски и преодоление административных барьеров.

Чтобы ослабить нагрузку на бюджет надо системно работать над привлечением в геологоразведку частного капитала: развивать заявительный принцип получения лицензий, облегчить доступ к геологической информации, установить целевые налоговые льготы.

Конечно, геолог в России без работы не останется. Геологов уже сейчас не хватает. У нас есть опытные педагоги, есть перспективные образовательные программы, и, что очень важно, есть предприятия, где можно получить практические знания.

Не могу не вспомнить, что в Геологическом музее им. В.И. Вернадского создан очень важный Межвузовский академический центр навигации по специальностям горно-геологического профиля. Он очень эффективно работает, мы недавно подводили итоги очень интересного конкурса, в котором участвовали и школьники, и студенты, и молодые специалисты. Мы видим, что интерес к геологической специальности растет и это позволяет смотреть в наше общее будущее с оптимизмом.

Уверен, сегодняшний обмен мнениями будет полезен нашей отечественной геологии, прозвучат новые идеи и предложения.

В завершение всех присутствующих поздравляю с наступающим профессиональным праздником – Днем геолога. А всем, кто поедет «в поля» желаю успешных экспедиций, успешных находок. Процветания нашей геологической отрасли!

, Федерального агентства по недропользованию, Росгеологии, руководители предприятий. Он обратился к присутствующим с приветственным словом:

— Уважаемые коллеги, с большим удовольствием принял ваше приглашение!

Сегодня обсуждаются многие вопросы, очень важные и нужные для нашей отрасли. Для нашей – ведь я как был, так и остаюсь в душе горным инженером-геофизиком, и все, что касается геологоразведки, геологической организации – это все мое родное, я слежу внимательно и получаю оперативную информацию.

Когда мы говорим о проблемах геологической отрасли, прекрасно понимаем, что львиную долю доходов в бюджет дает именно минерально-сырьевой комплекс, работники этого комплекса. И сегодня это очень важный элемент не только экономики, но и геополитики, в том числе в связи с Парижским соглашением, с тем, что сейчас происходит в Европарламенте, с введением углеводородного налога.

Скажу по-простому: профукали все, что только можно профукать. Не позаботились, во что это может вылиться, абсолютно не защищены наши национальные интересы, не учтен вклад наших лесов в кислородный баланс, не учтены наши возможности и необходимость по добыче и поставкам углеводородов.

Кстати, погода этой зимой стала интересным фактором – все рассчитывали на альтернативную энергетику, но ее возможности были явно преувеличены – без углеводорода ничего решить нельзя.

И сегодня от работы геологов, от работы всего сырьевого комплекса зависит, в прямом смысле слова, будущее нашей страны.

Моя принципиальная позиция заключается в том, что в нашей стране чем скорее, тем лучше нужно создавать Министерство геологии, потому что без такого ведомства ничего хорошего у нас не будет, в том числе и роста поступлений в бюджет.

Как бы мы законы не меняли, как бы мы не использовали преимущества рынка, частный капитал никогда не сделает то, что может и должно делать государство. Я имею ввиду поисковую работу, создание полномасштабных геологических карт, потому что у нас есть и огромные белые пятна на территории РФ. Также необходимо под эгидой будущего министерства создать научный центр по геодезии и картографии, потому что зависимость по этим материалам от западных стран, конечно, абсолютно неуместна в отношении национальной безопасности.

Необходим закон «О геологическом изучении недр», о котором мы много говорим, но пока не видим подвижек в этом направлении. В законе следует четко разграничить полномочия государства и бизнеса в сфере геологоразведки, а также предусмотреть гарантии бюджетного финансирования поисково-оценочных работ. Понимаю все сложности на пути принятия этого закона, но без этого закона наша российская геология не станет государственным приоритетом.

Непростой 2020 год с пандемией еще раз подтвердил правильность этой позиции. Управление отраслью лихорадило, а расчет на частные инвестиции в геологоразведку не оправдал ожиданий.

Счетная палата в своем отчете в мае 2020 года констатировала, что недостаточная изученность недр уже в среднесрочной перспективе может выступить сдерживающим фактором экономического развития страны и обеспечения национальной безопасности. Объем бюджетного финансирования отрасли недостаточен для формирования поискового задела.

Действительно, по экспертным оценкам, без увеличения объемов геологоразведки добыча нефти начнет снижаться уже в 2023-2025 годах. В целом разведанные запасы полезных ископаемых должны опережать скорость их «проедания» как минимум в 1,3-1,5 раза.

Сегодня кризис на рынке геологоразведки, на мой взгляд, очевиден. В прошлом году число заказов на проведение геологоразведочных работ существенно сократилось. Особенно конъюнктурно вели себя нефтяные компании. За исключением «Роснефти», все они оценивали затраты на геологоразведку с учетом курса валют, текущих цен и доходности биржевых активов. Между тем, геологоразведка не терпит простоев. Когда кризис закончится, придется начинать все сначала.

Стратегия развития ресурсной базы частных недропользователей постоянно варьируется от значительного сокращения затрат на геологоразведку до резких всплесков активности по приобретению новых лицензий и наращиванию финансирования. Конечно, никто не сокращает затраты на геологоразведку до нуля, но тем не менее дробное финансирование, мягко говоря, не идет на пользу интересам нашей страны.

Государство должно взять на себя большую нагрузку по финансированию геологоразведочных работ – как поисковых, так и оценочных. Считаю, что на геологоразведку надо направить минимум 10% поступлений от налога на добычу полезных ископаемых. И эту норму надо закрепить законом.

У меня как у законодателя создается ощущение, что мы перемудрили с 44 ФЗ. По данным Счетной палаты, 90% всех контрактов заключается с аффилированными компаниями. То есть, толку – ноль. Главная идея была – рынок, честная конкуренция. Но когда главным критерием и мерилом является цена – демпингуют, при этом никто не думает о качестве, не думает о том, способна ли компания, выигравшая тендер, выполнить работы качественно и в сроки. В такой ситуации находятся многие отрасли – и культура, и образование, и наука, которая также вынуждена по всякой ерунде проводить тендеры и конкурсы. Естественно, мы выступаем категорически против.

Четыре года назад была разработана концепция развития юниорных геологоразведочных компаний. В феврале прошлого года вопрос еще раз обсуждался на совещании в Минприроды. Было принято решение сформировать межведомственную рабочую группу. Но дальше нескольких пилотных проектов, например, в Магаданской области, дело не пошло.

При этом мы видим опыт других стран, где юниорные геологоразведочные компании очень неплохо себя зарекомендовали. Приведу цифры: 40% затрат на геологоразведку идет через такие компании, более 60% новых месторождений открыты юниорными компаниями.

Кажется, все просто: приобрел лицензию, провел предварительные работы и реализовал объект. Однако ссылка на западный опыт начинает «тормозиться» в наших реалиях. У нас совсем другая экономика: не развит биржевой рынок, мало инвесторов, готовых инвестировать в стартапы, мало покупателей инвестиционных проектов. Иными словами, сложно найти средства на поисковый проект, потом еще более сложно добиться его успеха, и в итоге почти невозможно продать его так, чтобы покрыть понесенные затраты.

Вместе с тем, юниорское направление геологоразведки надо развивать. Юниорные компании нужны рынку. Крупные недропользователи всегда заинтересованы в том, чтобы кто-то сделал за них работу по поиску и выявлению перспективных участков, беря на себя риски и преодоление административных барьеров.

Чтобы ослабить нагрузку на бюджет надо системно работать над привлечением в геологоразведку частного капитала: развивать заявительный принцип получения лицензий, облегчить доступ к геологической информации, установить целевые налоговые льготы.

Конечно, геолог в России без работы не останется. Геологов уже сейчас не хватает. У нас есть опытные педагоги, есть перспективные образовательные программы, и, что очень важно, есть предприятия, где можно получить практические знания.

Не могу не вспомнить, что в Геологическом музее им. В.И. Вернадского создан очень важный Межвузовский академический центр навигации по специальностям горно-геологического профиля. Он очень эффективно работает, мы недавно подводили итоги очень интересного конкурса, в котором участвовали и школьники, и студенты, и молодые специалисты. Мы видим, что интерес к геологической специальности растет и это позволяет смотреть в наше общее будущее с оптимизмом.

Уверен, сегодняшний обмен мнениями будет полезен нашей отечественной геологии, прозвучат новые идеи и предложения.

В завершение всех присутствующих поздравляю с наступающим профессиональным праздником – Днем геолога. А всем, кто поедет «в поля» желаю успешных экспедиций, успешных находок. Процветания нашей геологической отрасли!