Выступление на конференции "От капитуляции к кооперации: Германия, Россия и Европа спустя 65 лет после Второй мировой войны" 6 мая 2010 года (г.Берлин, ФРГ)

6 мая 2010

Уважаемая госпожа Фукс! Уважаемые дамы и господа!


Прежде всего,разрешите мне поблагодарить правление Фонда имени Фридриха Эберта за приглашение принять участие в работе вашей конференции. Ее тема охватывает судьбоносный период в истории Европы и российско-германских отношений. А главное, она происходит накануне 65-летия Великой Победы, ставшей событием всемирно исторического значения.


В те дни, 65 лет назад, наступила весна, и не только в календаре. Это была весна для всей человеческой цивилизации. Удалось укротить ураган, грозивший смести все живое. Но Победа позволила не только очиститься от фашистской заразы. Она дала возможность заложить основы будущего миропорядка на целые десятилетия.


Так что же произошло в мире, в Европе и с нами за все послевоенные годы? Пытаясь найти ответ на этот вопрос, я бы условно выделил в данном историческом периоде два основных этапа.


Первый из них начался непосредственно после окончания Второй мировой войны. Тогда мир довольно быстро оказался разделенным на две противоположенные системы. Биполярность стала определяющей чертой международной архитектуры. Антагонистическая разделенность прослеживалась во всем – в политике, в экономике, в культуре, практически во всех сферах человеческой деятельности.


Второй этап начался с  падения Берлинской стены. Привычная ось биполярного мира развалилась. Создалась качественно новая геополитическая ситуация. Мир пришел в активное движение, которое продолжается до сих пор.


Говоря о первом этапе,нельзя сказать, что четыре десятилетия после Второй мировой войны были прожиты впустую. Мне думается, что Европа и все мы должны были пройти через испытания тех лет. По-своему проходили этот путь Советский Союз и Германия, которые были ведущими игроками на европейской политической сцене.


Хотел бы особо отметить, что, хотя на мировой арене тогда были две сверхдержавы – СССР и США, но в самой Европе фактор советско-германских отношений играл важнейшую роль. Как не вспомнить здесь знаменитую «восточную политику» Вилли Брандта, направленную на улучшение отношений с СССР и странами Восточной Европы? В те годы его политика содействовала заключению целого ряда основополагающих соглашений с Советским Союзом и разрядке напряженности на европейском континенте.


Нельзя не упомянуть и о той большой роли, которую сыграл тогда хельсинкский Заключительный акт. Политический эффект этого документа видится мне, прежде всего, в том, что он помог самортизировать противостояние в отношениях Восток – Запад, сузить раскол Европы. И, хотя хельсинкские договоренности разрабатывались применительно к 70-м годам прошлого века и к нашему времени во многом устарели, их историческая роль в преодолении конфронтации на континенте бесспорна.


Все эти рассуждения подводят меня к убеждению, что сегодня мы не начинаем с нуля. И в российско-германских отношениях, и в отношениях России с Европой  в те годы была создана хорошая база для дальнейшего развития многопланового и взаимовыгодного сотрудничества. Убежден – она востребована и сейчас.


Уважаемые коллеги!


Для России девяносто первый год прошлого века можно охарактеризовать названием известной книги Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир».


Детальные оценки того, что произошло, еще предстоит дать историкам. Но уже сейчас ясно одно. Россия осталась один на один со своими проблемами. В политическом и историческом смысле – непростая ситуация. Но наша страна справилась. Она сделала свой демократический выбор. И, несмотря, на происки недоброжелателей, она утвердила себя в новой системе координат ХХI века.


Мне кажется, что одно из главных достояний современной России для Европы и мира является ее стабильность и предсказуемость. Можно много спорить о плюсах и минусах внешней политики России, метаморфозах ее внутриполитической ситуации. Но главное заключается в том, что мы – надежный партнер, с которым можно и нужно иметь дело, причем, с обоюдной выгодой. Считаю, что современные российско-германские отношения убедительно подтверждают этот тезис.


После объединения Германии, в котором Советский Союз сыграл историческую роль, мы имеем принципиально новую матрицу международных отношений. Не побоюсь этого сравнения – Европа стала дышать двумя легкими!


В самом факте объединения Германии – ответ на многочисленные вопросы политологов и историков о результатах Второй мировой войны. Диалектика мирового развития неумолима. Две части единого целого невозможно разорвать. Это — противоестественно. Да, я знаю о трудностях межрегиональной интеграции. Проблемы регионов есть везде, в том числе и у нас. В Совете Федерации, которую еще называют «палатой регионов», это хорошо известно.


Но для решения проблем внутреннего развития России, Германии и Европы всем нам нужна стабильность и безопасность. Без этих важнейших компонентов экономическое и социальное развитие на континенте будет буксовать.


Уважаемые дамы и господа!


И здесь я перехожу к очень чувствительной теме – об отношении к России, которое сложилось в современной Европе.


Что мы видим сейчас, спустя двадцать лет после падения Берлинской стены?


Внешне все вроде бы выглядит комфортно и благополучно. Тишь да гладь, и божья благодать… Но на поверку оказывается, что не все так просто. Я не буду говорить о региональных конфликтах на континенте. Вы о них хорошо знаете. Меня волнует другое – сохранение на Западе устойчивого образа России, как главного врага, виновного во всех проблемах сегодняшней жизни. Жалко, что в европейских средствах массой информации, включая и германские, культивируется и тиражируют именно такой образ России.


Мои размышления о будущем Европы, о будущем российско-германских отношений связаны с преодолением этого атавизма. Думаю, что ваш фонд работает именно в этом направлении и его усилия заслуживают всяческой поддержки.


Россия, вопреки утверждениям скептиков, уже заняла свое уникальное место в системе международных отношений. Мы не хотим ничего и никому навязывать. Мы не хотим и не желаем быть мессией. Но мы хотим, и мы вправе требовать уважительного отношения к себе. Вся история убедительно свидетельствует – без нашей страны Европа неполноценна.


Что же мы наблюдаем в современной Европе?


Помимо положительных интеграционных тенденций в Европейском союзе, мы также видим марши СС в государствах Прибалтики. Мы наблюдаем попытки реставрации идеологии фашизма. Это – очень тревожно. О каких демократических ценностях в современной Европе можно говорить, когда государства-члены уважаемого блока НАТО допускают такое?


Не могут не настораживать и попытки сфальсифицировать историю, принизить роль Советского Союза в разгроме фашизма. Более того, ведется целенаправленная работа по обвинению нашей страны во всякого рода грехах, выдвигаются требования о компенсациях и тому подобное.


Уважаемые коллеги!


Великая Победа 1945 года, помимо чисто исторического измерения, диктует принципиально новую повестку дня европейской политики. Всем нам надо осознать простую истину – в современной Европе нельзя строить собственную безопасность за счет других. Реалии и вызовы современности требуют принципиально нового, я бы сказал, качественно нового подхода. Нужна, не побоюсь этого слова, настоящая «революция в мозгах», кардинальное изменение в самом менталитете мышления.


Отсюда – инициатива нашего Президента о заключении договора о европейской безопасности.


Суть предлагаемого документа – совместными усилиями создать в области военно-политической безопасности в Евро-Атлантике единое, неразделенное пространство. Цель — окончательно преодолеть наследие «холодной войны». Для этого предлагается закрепить в международном праве принцип неделимости безопасности. Речь идет о юридическом обязательстве, в соответствии с которым ни одно государство и ни одна международная организация в Евро-Атлантике не могут укреплять свою безопасность за счет безопасности других стран и организаций.


Много говорится на эту тему, много ломается копий на этот счет. Но давайте зададимся простым вопросом – а кому от этого договора будет плохо? Мы же не предлагаем ничего принципиально нового. Мы просто предлагаем закрепить политические декларации 90-х годов прошлого века о «мире и дружбе» в юридически обязывающие формы.


Если Запад не хочет идти таким путем, то у меня складывается ощущение, что менталитет «холодной войны» еще продолжает доминировать в оценках России. И, главное, этот менталитет прочно сидит в мозгах, в бюрократических структурах, которые готовят проекты важнейших решений. Говоря об отношении, складывающемся на Западе к заключению нового договора о европейской безопасности, не могу не вспомнить мудрое замечание великого Гете:


«Наши противники опровергают нас по-своему: повторяют свое мнение и не обращают внимание на наше».


Поэтому мое представление о будущем Европы, о формировании новой архитектуры европейской безопасности связано с умением выстраивать уважительные взаимоотношения между всеми сторонами, учиться слушать и воспринимать аргументы друг друга. И, конечно, не следует отбрасывать позитивные наработки прошлых лет. Наоборот, мы должны взять из них самое лучшее и попытаться органически вписать эти достижения в современную практику международных отношений.


Считаю – это вполне достижимо. И тогда мы сможем с уверенностью смотреть в будущее.


Благодарю за внимание.


Отдельное спасибо переводчикам.