Выступление на научно-практической конференции "К 150-летию судебной реформы в России: законодательная политика по совершенствованию судебной системы - история и современность" 26 сентября 2014 года (г. Санкт-Петербург)

26 сентября 2014

Уважаемые коллеги!


Истинное значение и масштаб реформ Александра II в полной мере не смогли оценить ни современники, ни их потомки. Лишь теперь, по прошествии 150 лет, мы начинаем по настоящему понимать их величие и силу. Эти реформы определили не только дальнейшее развитие России, ее народов, судьбы отдельных людей, но и открыли перед нашей страной грандиозные исторические перспективы. Произошел системный сдвиг в развитии российской государственности.


Великие реформы послужили основой первой в российской истории ненасильственной и успешноймодернизации страны. Но, к сожалению, ее продолжение было прервано бомбами радикалов, затем мировой войной и революцией. Вот почему важнейшим историческим уроком эпохи Александра II является то, что надо не только начинать реформы, но и создавать необходимые условия для их успешного завершения.


Сила тех реформ — в их системности и последовательности. Отмена крепостного права, введение местного самоуправления, первые шаги к независимости суда, реорганизация армии, университетская автономия и многое другое. Другими словами, была создана система социально-политических институтов, где каждый отдельный институт — звено общей цепи.


Совершенно очевидно, к примеру, что институт присяжных заседателей не мог работать до освобождения крестьян, выборы мировых судей трудно представить без реформы местного самоуправления, судебная журналистика несовместима с жесткой цензурой, профессиональные адвокаты могли получить образование только в свободных университетах и так далее.


Именно такой системности и последовательности    нам    сегодня не хватает. Действительно, вряд ли духу великих реформ соответствуют постоянные и весьма конъюнктурные изменения избирательной системы, нескончаемая перетасовка полномочий местного самоуправления, издевательства, я не побоюсь этого слова, над системой народного образования. Может ли в условиях этой чехарды нормально функционировать судебная система?


Принципы той судебной реформы и сегодня читаются как актуальные задачи: независимость судов и судей, отделение судей от стороны обвинения, гласность и состязательность судебного процесса, суд присяжных.


Важнейшее условие эффективности судебной системы — это легитимность и полноценная работа институтов народного представительства. Эта фундаментальная истина усваивается все еще с трудом.


Возьмем, к примеру, мировых судей. Согласно Федеральному закону «О мировых судьях в Российской Федерации» они — цитирую — «назначаются (избираются) на должность  законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации либо избираются на должность населением соответствующего судебного участка». Когда субъекты Федерации идут по пути назначения мировых судей через законодательные собрания, сразу же возникает вопрос: насколько эти органы власти реально представляют интересы жителей региона, а не являются результатом законодательных манипуляций, административного произвола и сомнительных политических технологий. Если легитимностьзаконодательных собраний сомнительна, если люди им не доверяют, то и доверия к мировым    судьям    у    населения, к сожалению, не будет. Да и сами судьи хорошо понимают, что их работу оценивают и решают вопрос переизбрания на новый срок не граждане, а послушное большинство заксобраний. Это выхолащивает саму идею мирового суда.


Суды, созданные реформой 1864 г., и назывались-то мировыми потому, что они шли «от мира», то есть от народа, и в этом была их сила.


Почему же, когда федеральный закон позволяет избирать мировых судей населением судебного участка, и в Москве и в Петербурге мировые судьи до сих пор назначаются законодательными собраниями?


В конце XIX века главными аргументами против института мировых судей и суда присяжных была, как тогда говорили, неразвитость населения — «вчерашнего раба». Не хочется думать, что высокомерное убеждение в неразвитости российского народа живо до сих пор и мешает реальной демократизации судопроизводства.


Наша партия активно продвигает идею создания муниципальной милиции, выборности участковых уполномоченных, иих ответственности перед жителями территории. Избрание мирового судьи в логике этих же демократических инициатив.


Включение    населения    в процесс судопроизводства   в   конце   XIX века наиболее ярко проявилось в суде присяжных. Благодаря участию присяжных суд становился более состязательным, улучшалось судебное следствие, повышалась роль адвоката. Люди, получая информацию о судебном разбирательстве, ставили себя на место присяжных. В обществе постепенно укоренялось доверие к правосудию. Люди учились пользоваться нормами права и обращаться в суд.


Действующая Российская Конституция закрепляет право граждан участвовать в отправлении правосудия. Обвиняемый в совершении преступления может требовать рассмотрения своего дела судом с  участием   присяжных  заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом.


Мы, законодатели, имеем реальную возможность расширить круг дел, подлежащих рассмотрению с участием присяжных, не меняя Конституции. Думаю, движение в этом направлении не только повысит качество судебных решений, ответственность сторон процесса, юридическую грамотность населения, но и позволит гражданам ощутить свою причастность к правосудию. Это, в свою очередь, создаст фундамент для взаимного доверия общества и судебной власти, будет способствовать укоренению в общественном сознании ценностей справедливости и закона.


Вместе с тем надо задуматься над некоторыми фактами. Председатель Верховного суда России Вячеслав Михайлович Лебедев привел следующие данные: в 2013 году суды оправдали около 4,5% обвиняемых в уголовных преступлениях. Присяжные же выносили оправдательные вердикты в 20% случаев. Согласитесь, серьезная разница. Получается, что восприятие права и справедливости у простых граждан и профессиональных судей значительно расходится. Видимо, к анализу этой ситуации кроме юристов, стоит привлечь и специалистов в области социологии права.


Уважаемые коллеги!


Известно, что Александр II взялся за столь масштабные судебные реформы, вернувшись из Крыма, вдохновленный его впечатляющей атмосферой. Надеюсь, что и сегодня Крым и вызванная им живительная сила народного единения вновь послужат катализатором необходимых перемен во имя укрепления Российской государственности!