Выступление на научно-практической конференции "Октябрь 1917: Современное прочтение истории" 7 ноября 2012 года (г. Москва)

7 ноября 2012

Уважаемые коллеги, друзья!


Когда-то Пушкин в письме Чаадаеву писал о том, что, хотя очень многое в российской жизни его огорчает и даже оскорбляет, он ни за что на свете не хотел бы «ни переменить отечество, ни иметь другой истории, чем история наших предков». Думаю, именно так мы должны относиться к Великой Октябрьской революции. Это данность, факт нашей истории, который не теряет своей значимости, даже отодвигаясь во времени.


Сегодня опубликовано множество книг и статей о революции, в которых подробно отражены события осени 1917 года. Однако нередко  их  исторический  смысл трактуется крайне однобоко. Это или завуалированный пересказ советской версии, или досужие рассуждения о происках мировой закулисы.


На мой взгляд, оценка Октября с крайних позиций, все эти бесконечные «за» и «против», панегирики и проклятия в адрес тех или иных исторических фигур уже не имеют никакого смысла. Надо дать объективную оценку прошлому. Только такая оценка не будет раскалывать общество. А это главное. В противном случае мы можем остаться и без будущего.


Поле мировоззренческих размышлений о смысле Октября должно стать полем нашей общей памяти!


При всех самых разных толкованиях тех далеких событий, они глубоко укоренены в народном сознании. Федор Михайлович Достоевский писал: «Высшая и самая характерная черта нашего народа — это чувство справедливости и жажда ее». События 17-го года стали знаменательной попыткой российских народов вырваться из цепей холопства к социальной справедливости и свободе.


Напомню, что французы ежегодно празднуют 14 июля — День взятия Бастилии, хотя события, сопряженные с этой датой, были не менее кровавыми, чем те, что последовали за нашей революцией.


Идеи, во имя которых была совершена Великая Октябрьская революция, «бродили по Европе» в течение двух предшествующих веков. Социалистические   теории   существовали до марксизма. Были утопии, Парижская коммуна, первые социал-демократические партии, Первый коммунистический интернационал.


До октября 17-го революцию в России ждали сто лет, со времен декабристов. Самые великие умы России говорили о грядущих потрясениях. Возникали революционные организации «Народная воля», «Черный передел», «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Начало большевизму положил, как известно, маленький съезд в Минске в марте 1898 года, в котором участвовало всего девять человек.


Все революции сначала происходят в умах   и   сердцах, а уже потом   на улицах! Поэтому считать Октябрь детищем большевиков, «случайно удавшимся переворотом» или заговором кучки заговорщиков более, чем наивно. Самое главное: революционные потрясения в России не были изолированным событием, а являлись    частью    глобального процесса.


Революции и революционные выступления разных масштабов происходили в то время в Китае, Мексике, Венгрии, Индии, Турции, Монголии и других странах. Таков был мировой контекст, такова эпоха. Многие страны оказывались перед историческим выбором -либо плестись в хвосте мирового развития, либо осуществить модернизационный прорыв, мобилизовав все силы нации.


Осенью 1917 года корабль российской государственности попросту начал тонуть. Временное правительство оказалось пустым местом. Российская элита, в том числе либеральная интеллигенция, расписалась в своей полной неспособности управлять государством, экономикой, обществом, вообще чем-либо управлять. В этих условиях Советы стали единственной представительной властью. И то, что от их имени была провозглашена Советская власть, можно считать естественным ходом событий. Элиту государства не увольняют с работы за профнепригодность, ее сметают!


Английский писатель Герберт Уэллс в 1920 году вывез из Москвы и Петрограда стойкое ощущение, что большевики были единственно возможным правительством России.


Одновременно с Революцией произошел и крестьянский бунт, беспощадный, но далеко не бессмысленный. Крестьянство попыталось реализовать свой идеал уравнительного трудового пользования землей. Однако временная победа обернулась поражением.


 Каковы итоги Октября?


Хотя история не имеет сослагательного наклонения, но если бы Великой Октябрьской революции не случилось, еще неизвестно, что было бы в Мире. Изменилась не только Россия — изменился весь Мир.


Позитивная энергия Октября по истине масштабна. Она заставила правящие круги стран Запада не на словах, а на деле взяться за создание систем социального партнерства, формирование среднего класса, усиление экономической и социальной роли государства. Она позволила объединить мировое сообщество вокруг идеологии социального прогресса.


Если говорить о самой России, то документы первых лет Октября — резолюции местных органов    Советской    власти,    наказы, речи депутатов и комсомольских вожаков — это кипящее море энтузиазма, творчества, идей сплочения, народовластия и гуманизма. Это была великая надежда, надежда людей на достойную, гармоничную и безопасную жизнь!


Не буду рассматривать весь период советской власти, который продлился 74 года. Бесплатное образование, здравоохранение, престиж научного и инженерного труда, бесплатное жилье, организация взрослого и детского отдыха, досуга — все это было. В 60-е годы СССР стал первым среди развитых государств по таким параметрам как низкий уровень смертности, преступности, самоубийств. Советские наука и культура были подлинным феноменом мировой цивилизации двадцатого столетия. И об этом не надо забывать!


Советская культурная традиция до сих пор пронизывает нашу жизнь, служит культурным фундаментом, который тормозит сползание страны в третий мир.


Но достижения Советской власти ни в коем случае не могут оправдать  террор и массовые репрессии. Сама по себе социалистическая идея не   виновата,   что   во   главе грандиозного социального эксперимента оказались деятели, которые, по выражению Г. Плеханова, были «левее здравого смысла», пришедшие к власти с химерами   мировой   революции   и всеобщей уравниловки,    с    ненавистью к частной собственности и демократическим свободам, с убежденностью, что цель оправдывает средства.


Я сознательно не говорю Великая Октябрьская Социалистическая революция, так как она не была социалистической. Или была, но только на словах и в руках ВКПб. 


Самой большой ошибкой большевиков, граничащей с преступлением, стала жестокая и ничем не оправданная война с российским крестьянством. Коллективизация — это, по сути, продолжение гражданской войны. И сегодня еще попытки возродить массовое фермерство, предпринятые после 1991 года, далеко не всегда успешны.


Каковы уроки Октября?


В свое время белая эмиграция, будучи не у дел, озаботилась выходом России из большевизма с наименьшими потерями. Всем было известно высказывание Троцкого о том, что советская бюрократия рано или поздно превратит свои привилегии в собственность.


Так и получилось. Дети и внуки советской номенклатуры, назвав себя либералами-рыночниками, без сожаления покончили с тем, что создавали их отцы и деды, плохо понимая, что делать дальше. В 90-е годы они повели себя как самые настоящие большевики.


Другими словами, история повторилась, но только с обратным знаком. Приватизация, проведенная в 90-е годы, по своей политической бездарности ничем не уступала коллективизации, и только усталость народа позволила избежать масштабной гражданской войны. Трубадуры «свободного рынка» 90-х мало чем отличались от сладкоголосых певцов «развитого социализма», они также как их предшественники подвергли поношению все, что было до них.


Что в «сухом остатке»? В экономике — все та же модель догоняющего развития. В политике — укрепляющаяся монополия одной партии.


Надо вырываться из этого порочного круга! Вопреки известной поговорке, история все же может преподать нам уроки!


Урок первый. Не надо никаких революций. Все революции без исключения безжалостно эксплуатируют человека. Добрых революций не бывает! Революция — сама по себе есть катастрофа. Существуют другие возможности двигаться вперед к свободному, справедливому и солидарному обществу. Это путь экономических, политических и социальных реформ.


Но есть одно важное условие — реформы должны быть поняты и поддержаны обществом! В противном случае ничего ни получится.


Опыт реформ 90-х годов — это отрицательный опыт. Эти реформы были навязаны обществу. По целому ряду показателей мы до сих пор еще не вышли даже на дореформенный уровень. Но это еще полбеды. Мы не знаем, чего строим и ради чего. Реформаторы отчитались в уничтожении «скверны коммунизма» и разошлись по барвихам и рублевкам. А разгребать завалы и решать неподъемное количество возникших проблем приходится другим.


Последовательной экономической, политической и социальной модернизации страны сегодня нет альтернативы! Но мы должны найти свой путь, свое решение. Как его нашли многие страны, сумевшие вырваться из тисков догонявшего развития. Вопрос не в том, чтобы подражать этим странам. Надо искать собственные идеи и подходы.


Урок второй, Великий Октябрь показал, что к революциям приводит слабость представительной власти. Дореволюционные Думы, несмотря на обилие блестящих ораторов, так и не стали площадкой для разрешения назревающих в обществе конфликтов. И эти конфликты выплеснулись на улицу.


В современном российском обществе конфликтующих интересов ничуть не меньше. Например, интересы тех, кто живет на зарплату и пенсию, в корне отличаются от интересов тех, кто живет на прибыль, ренту и дивиденды. Мы должны научиться решать эти конфликты мирным путем в стенах Государственной Думы Российской Федерации.


Другой альтернативы в современном мире просто не существует. Только парламент, сформированный в результате свободной конкуренции партий, представляющих различные интересы, способен консолидировать общество и предотвратить разрушительные революции.


К сожалению, сегодня авторитет нашей Думы, да и других уровней представительной власти, крайне низок. И это очень опасная ситуация.


Поэтому главная задача депутатского корпуса партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ — максимально эффективно и широко использовать свои законные полномочия для разрешения назревающих в обществе конфликтов.


Мы стремимся превратить Думу и законодательные собрания регионов в институты политического диалога, где критика


учитывается, а не отвергается, где «инакомыслящие» депутаты не считаются врагами, а имеют четкое и ясное определение: «оппонент». Если   представительная власть сможет создать у населения чувство солидарности и принадлежности к одной Великой стране, к России, то никаких революций больше не будет.


Урок третий. Октябрь и последующая наша история показали, что господство одной единственной     партии, «партии — государства», ее монополия на власть, устранение политической конкуренции, ведут страну к историческому поражению.


Однако идея о том, что должна существовать одна «правильная» партия, а все остальные — «неправильные», жива до сих пор.


Процедуру регистрации новых партий довели до абсурда, чтобы вместо современной партийной системы возник этакий политический «птичий рынок», где каждый «чирикает» о своем, а партия власти тем временем отчитывается о проделанной работе на деньги налогоплательщиков.


Тут уж действительно мы опять наступаем на те же грабли. Неужели 20 лет прошли впустую, и мы обречены на то, чтобы вернуться к партии-государству? Я в это не верю! И партия СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ сделает все, чтобы политическую жизнь страны не закатали в асфальт.


Четвертое. Октябрь показал, что к революциям приводит глубокое социальное расслоение общества.


Со времен Петра поляризация российского общества постоянно нарастала. Представители правящего класса чувствовали себя «европейцами в собственной стране» и глядели на свой народ, как на варваров.


Герцен, Чернышевский, Лавров еще в XIX веке, предупреждали: время не терпит и лучше имущим классам уплатить свой вековой социальный долг народу без задержки. К сожалению, этим предостережением тогда пренебрегли, им безответственно пренебрегают и сейчас.


По последним данным Росстата 10 % самых обеспеченных людей России получают 35 % доходов, а наибеднейшие 10 % — 2 %. Другими словами, средний российский богач богаче среднего бедняка более, чем в 16 раз. А по неофициальным оценкам — более, чем в 30 раз! Это социально опасный уровень.


Предложения СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ по преодолению социального неравенства Правительство пока игнорирует, хотя они получили поддержку Президента. Вместо это мы опять слышим, что социальные программы создают долговые проблемы, порождают иждивенчество, ослабляют инициативу, лишают людей личной ответственности за свою жизнь.


Советская власть на протяжении своей более чем полувековой истории казалась незыблемой. И только тогда, когда эта власть обросла привилегиями,    превратилась в казенщину, погрязла в коррупции, когда был предан нравственный идеал справедливости, она канула в лету, развалившись в одночасье, как семьдесят четыре года до этого российская монархия. Об этом тоже надо помнить.


Часто приходится слышать, что после распада СССР с социализмом покончено навсегда. Что это тупиковый путь в социальной эволюции. Одним словом, якобы «социализм умер» и никакого «нового дыхания» у него нет и не будет.


Это не так. Провал советского социалистического проекта не смог скомпрометировать саму идею. Она жива. Более того, она побеждает во многих странах.


Во второй половине 90-х годов левые партии пришли к власти в Великобритании, Франции, Италии, Германии. После 1998 года в 9 из 15 стран ЕС правительства возглавляли социалисты или социал-демократы. После 2005 года социалистические идеи активно поддержала Латинская Америка. В истории континента никогда еще не было случая, чтобы левые правительства одновременно находились у власти в таком количестве стран.


Наши социологи также убедительно показали, что в российском общественном мнении отказ от советского варианта социализма вовсе не означает падение популярности социалистической идеи как таковой.


По образному выражению одного из выдающихся представителей западной социал-демократии Вилли Брандта (столетие которого будет    отмечаться    в    следующем году), «социалистический идеал это нечто вроде линии горизонта». Этот «горизонт» манит за собой, заставляет двигаться вперед.


Партия СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ выбирает путь нового социализма, социализма 21 века. В этом году мы стали полноправными членами Социалистического интернационала, влиятельнейшей организации, объединяющей социалистические социал-демократические и рабочие партии мира. Изучая опыт других партий, мы, тем не менее, напрямую связываем свою политическую работу с анализом опыта Великого Октября.


7 ноября может быть, а может не быть официальным праздником. А я бы вернул! Главное, чтобы он не стал «днем умолчания»! Ибо тогда никакого согласия и примирения в нашем обществе не будет.