Выступление на открытии международной конференции "Россия – США – Европа: что угрожает "перезагрузке"? (г.Москва, 9 декабря 2009 года)

9 декабря 2009

Уважаемые дамы и господа!


Коллеги!


Разрешите поблагодарить организаторов конференции за приглашение выступить на её открытии.


Хотел бы сразу отметить, что сама постановка темы – «Россия – США – Европа: что мешает «перезагрузке»? – звучит довольно актуально, она затрагивает масштабный пласт современных международных отношений. Уверен, что предстоящая на конференции дискуссия будет особенно интересной и содержательной.


Прежде всего, возникает вопрос: почему именно сейчас с подачи новой администрации США появился этот новый для политической лексики термин «перезагрузка»?


Ответ очевиден и объясним. На рубеже веков в мире произошли сдвиги тектонического масштаба. Главное – исчез основной идеологический разлом, во многом определявший конфронтационный облик системы международных отношений прошлого века. Мир радикальным образом изменился и усложнился. Глобализация, многополярность, финансово-экономический кризис и некоторые другие понятия стали доминирующими в современной политике.


Одновременно следует признать, что новым важным элементом нынешнего мироустройства за последние год-два стало происходящее обновление правящих элит во многих, в том числе в ключевых, государствах мира. Идёт естественный процесс смены поколений политиков, многим из которых присуща новая ментальность.


Наиболее показателен в этом плане пример Соединённых Штатов, где к власти пришла новая Администрация Барака Обамы. Внешнеполитические заявления её представителей отличаются от тех, которые делались в период президентства Джорджа Буша. Одно из них касается так называемой «перезагрузки» курса США в сфере международных отношений по ряду ключевых направлений. Сам термин «перезагрузка», как мы его понимаем, предполагает акцент на снижение международной напряженности. И, прежде всего, в отношениях с Россией.


Можно только приветствовать подобные новации, особенно если они получат свое реальное воплощение. Тем самым создаётся новое «окно возможностей» для вывода российско-американских отношений из застоя прошлых лет, преодоления недоверия и отчужденности, выстраивания честных, партнёрских и взаимовыгодных отношений на длительную перспективу.


Однако мы с Вами говорим о треугольнике «Россия – США – Европа». Таким образом, «перезагрузка» может сработать только при условии, если она в полной мере коснётся и всех европейских стран.


Анализ основных тенденций развития современного мира позволяет сделать однозначный вывод о его многополярной природе. Многополярность стала определяющей доминантой современных международных отношений. Вместе с тем даже при этом новом раскладе в мире сохраняется целый ряд серьёзных, взрывоопасных очагов напряжённости. С учётом этих обстоятельств можно однозначно утверждать, что выход из сложных ситуаций и обеспечение стабильности и безопасности в мире во многом будет зависеть от того, как будут складываться отношения в треугольнике
«Россия – США – Европа».


Что касается России, то наш курс чётко определён. Мы последовательно выступаем за приоритет коллективных и рациональных подходов к решению мировых проблем. Хочется надеяться, что времена, когда эти проблемы пытались решать с позиций и в интересах одного единственного центра силы, безвозвратно прошли. Такие попытки доказали свою контрпродуктивность и даже опасность для мирового сообщества.


Это означает, что мы стоим перед необходимостью выстраивать наши взаимоотношения на качественно новой основе, которая бы исключала диктат силы и монополию на истину одной стороны.


В рамках треугольника «Россия – США – Европа», охватывающего северное полушарие, стратегическим прорывом может стать создание единого пространства безопасности от Ванкувера до Владивостока. Реализация такого масштабного проекта оказала бы мощное позитивное воздействие на политический климат всей планеты. А если к этому добавить и «перезагрузку» отношений по линии Север – Юг, то это способствовало бы формированию нового климата международных отношений в глобальном масштабе.


Думаю, что именно в северном полушарии имеются реальные предпосылки для выхода на серьёзные и конкретные договоренности в области безопасности. Дело в том, что в России, США и Европе накоплен уникальный опыт и, я бы сказал, сформирована культура переговорного процесса в самых различных областях, включая вопросы разоружения, торгово-экономических связей и гуманитарных контактов. В частности, речь идёт о наработках многосторонней дипломатии в рамках общеевропейского процесса. И грех было бы ими не воспользоваться в наши дни. Но делать это надо творчески, с учётом новых реалий.


Россия сделала шаг в этом направлении. Я имею в виду выдвинутую Президентом Российской Федерации в июне 2008 года инициативу о разработке Договора о европейской безопасности. Конкретный проект этого документа был направлен руководителям соответствующих государств и главам международных организаций на евро-атлантическом пространстве. Думаю, что положения проекта договора уже известны вам. Хотел бы ещё раз акцентировать внимание на его сути – это создание в Евро-Атлантике единого неразделённого пространства военно-политической безопасности, закрепление в международном праве принципа её неделимости. Речь идёт о юридическом обязательстве, в соответствии с которым ни одно государство и ни одна международная организация в Евро-Атлантике не могут укреплять свою безопасность за счёт безопасности других стран и организаций.


Хотелось бы, чтобы наши партнёры поняли и оценили очень важный момент в предложении России: мы ничего и никому не навязываем. Наши карты открыты. Проект Договора – это прежде всего основа для начала переговорного процесса. Мы готовы к совместной и конструктивной работе с нашими партнёрами по всем положениям проекта данного документа. Разумеется, каждое государство будет руководствоваться своими национальными интересами. Поэтому мы готовы к восприятию любых других идей и предложений при условии, что они направлены на реальное повышение уровня безопасности.


Считаю, что успешная реализация этого важного проекта означала бы кардинальную «перезагрузку» отношений Россия – США – Европа на практике.


Другая важная часть темы нашей конференции – что угрожает «перезагрузке»?


На мой взгляд, ответ следует искать, прежде всего, в сохраняющемся менталитете «холодной войны», в идеологической «зашоренности» ряда политических сил, в том числе и весьма влиятельных. Философия таких политиков проста до примитивности: Россия – потенциальный агрессор, поэтому её необходимо сдерживать любыми средствами. И это, зачастую, не абстрактные идеологемы. Под проекты сдерживания «угрозы с Востока» определённые круги, связанные с национальными ВПК, получают реальные, причём немалые, деньги.


Продолжение линии на расширение НАТО, поставку оружия и военной техники агрессивным режимам, создание военных баз в непосредственной близости от нашей страны, поиск везде и во всём пресловутой «руки Москвы», раздувание русофобских настроений – всё это имеет своей целью возведение так называемого «санитарного кордона» по периметру наших границ. При этом преследуется и другая задача – вынудить Россию идти на увеличение военных расходов на обеспечение национальной безопасности и ослабление экономического потенциала. Ведь всем ясно, что с учётом нынешнего расклада сил, для нас бремя военных расходов во много раз более чувствительно, чем для США и НАТО.


Мы не скрываем, что в этих условиях «перезагрузка» отвечает и нашим экономическим интересам. Поэтому мы заинтересованы в углублении переговорного разоруженческого процесса с США и НАТО, во взаимодействии в решении таких острых проблем, как Афганистан, Ближний Восток, международный терроризм и морское пиратство.


В конце октября нынешнего года в Гданьске мне довелось участвовать во внеочередном заседании Ассоциации европейских сенатов, посвящённом 20-й годовщине падения Берлинской стены. Ход дискуссий на этом мероприятии заставил о многом задуматься. Конечно, падение стены было событием исторического масштаба, которое во многом предопределило современный политический ландшафт Европы.


С другой стороны, несмотря на свое физическое исчезновение, Берлинская стена ещё продолжает прочно жить в сознании многих людей. В последние годы этот феномен особенно остро проявляется в сознании политических элит некоторых стран Центральной и Восточной Европы, Прибалтики. Причём он иногда приобретает, прямо скажем, извращённые формы, когда предпринимаются попытки переписать историю и обвинить Россию во всех бедах человечества в XX веке. Именно этот феномен представляет, на мой взгляд, одну из главных угроз «перезагрузки».


Преодолеть эту философию блокового противостояния и конфронтации, психологию вечного поиска врага очень непросто. Инерционность мышления в духе «холодной войны» оказалась слишком живучей.


Именно поэтому сегодня, как никогда ранее, нам нужна совместная терпеливая и кропотливая работа по выводу общественного сознания из состояния анабиоза времён «холодной войны». Необходимо четко определить реальные, а не мнимые угрозы безопасности и выработать адекватную стратегию коллективных действий.


Скорее всего, для этого потребуется длительное время. И я верю, что совместными усилиями мы всё-таки сумеем решить эту поистине историческую задачу.


Благодарю за внимание.