Выступление на парламентских слушаниях в Государственной Думе ФС РФ "О молодёжной политике в Российской Федерации", 22 мая 2017 года (г. Москва)

22 мая 2017

Уважаемый Вячеслав Викторович (Володин – Председатель Государственной Думы ФС РФ – прим. ред.), уважаемые коллеги, дорогие друзья!

Как мы все с вами хорошо знаем, молодым быть трудно в любой стране и в любые времена. Это действительно так. Это не парадокс.

Я хотел бы высказать несколько тезисов о возможной концепции молодёжной политики в нашей стране. Главная идея такой концепции, на мой взгляд, должна быть следующей: сохраним молодёжь – сохраним страну. Потому что молодёжь – это наше будущее, в прямом смысле слова. Я уже посмотрел: здесь очень много молодых людей и девушек, глаза умные, внимательные. Конечно, хочется верить, что именно вы будете представлять ту нашу родину, великую Россию совсем уже скоро, через несколько лет, и именно вам брать ответственность на свои плечи за то, что будет дальше с нашей страной, с нашими следующими поколениями.

И здесь видна одна проблема. Если у нас есть и будет концепция молодёжной политики своя, российская, это хорошо. Не будет своей – будет чужая, обязательно. Свято место пусто не бывает: мы это видим, и вы это чувствуете и хорошо представляете, как это место свободное быстро-быстро заполняется совершенно другими ценностями.

В целом, концепция – это передача новым поколениям знаний, навыков и умений сохранять свою родину, её землю, её народ, суверенитет.

Вопрос о концепции молодёжной политики обострился в связи с тем, что на острие цветных революций во всех странах мира оказывалась собственная молодёжь этих стран, которая с большим энтузиазмом сокрушала свою родину. И это действительно так. Потому что именно молодёжь использовалась как «застрельщик», а потом уже за спинами молодёжи появлялись вооружённые люди, которые захватывали власть. Очень характерно, что этих стран, как суверенов, практически уже и нет. Раньше они были со своими какими-то, возможно, издержками в идеологии и в форме правления, но сегодня этих стран, как суверенных, просто нет. Поэтому потеряем молодёжь – потеряем страну.

И приступая к созданию концепции молодёжной политики в России, нам нужно решить две задачи. Первая: как минимизировать распространение концепций других стран на территории нашей страны? И вторая: что нужно сделать, чтобы сегодняшние школьники и студенты осознали себя гражданами России, на плечи которых очень скоро ляжет ответственность за то, быть России или не быть? Именно так.

Мы не должны путать возрастные проблемы молодёжи с их политической направленностью. Закономерным и неудивительным является недовольство старших поколений. В любой стране взрослое поколение всегда считает, что молодёжь не та, что в его время было лучше, а сейчас молодёжь какая-то не такая. Для молодого возраста характерно видение несправедливости, лжи, глупости и отсюда, соответственно, резкая реакция на то, что молодёжь видит, с чем сталкивается в повседневной жизни, в том числе на многие вещи, на которые старшее поколение смотрит философски: «Ну вот так уж есть, ничего с этим не сделать». А молодёжь резко и часто противится многим привычным вещам и хочет перемен.

В связи с этим молодёжь становится лёгкой добычей тех самых «ловцов душ», организаторов любых дестабилизаций. При этом мы с вами знаем, что для современной молодёжи типично тотальное следование рекомендациям онлайн-СМИ и в целом любых сетевых источников. И то, что наша молодёжь там находится постоянно, можно сказать, круглые сутки, тоже известный факт. Именно там, в социальных сетях, сидит тот искуситель, который зачастую учит не любить свою родину, презирать её, презирать историю своей родины. Мы это тоже хорошо должны понимать. И вернуть молодых людей из виртуальной реальности в реальную жизнь, чтобы они не стали лёгкой добычей «охотников за душами», – задача чрезвычайной трудности, но эту задачу нужно решать.

Сегодня молодёжь ищет новых ощущений, новых идентификаций, способов снятия эмоционального напряжения, ухода от скучной, иногда занудной реальности, молодёжь хочет найти новых друзей, новые ощущения и всё это ищет и находит в сетях. К сожалению, не находит это ни в современной системе воспитания и образования, ни в современных общественных институтах, а именно там, в сетях, всё это находит.

Социальные сети зарубежных «фабрик мысли» давно поняли потребности молодёжи в столкновении с реальными опасностями. Есть виртуальные, а есть реальные опасности. Молодёжи свойственно рисковать, искать острых ощущений. Через социальные сети сегодня очень успешно навязаны самые разные модели поиска таких вот острых ощущений. Я назову только некоторые: те же зацеперы, паркурщики, трейсеры, руферы, диггеры, сталкеры, дальше можно не продолжать. Везде каждый находит что-то своё. Зачастую это сопровождается фотографиями и видеоотчётами, где молодые люди играют в прямом смысле этого слова со смертью. Мы должны понимать, что молодёжная политика – это включение школьников и студентов и работающей молодёжи в реальную жизнь, как настоящих партнёров взрослых.

И здесь важны четыре составляющие:

Первое – сопереживание. Без сопереживания своему народу никакой национальной концепции молодёжной политики быть не может. Мы с вами видели прекрасный пример сопереживания – это «Бессмертный полк» в День Победы. Вот тогда все вместе – и молодые, и старшее поколение, и те, кто жизнь отдал за то, чтобы мы жили в сегодняшней стране.

Второе – сопричастность. Сопричастность – это чувство причастности к тому, чем живёт страна, что нами движет, чувство сопричастности к нашей истории, нашим традициям. И здесь обязательно нужно говорить о сопричастности к труду старших поколений. Потому что это своеобразный краеугольный камень любой молодёжной политики.

Третье – совместность. Совместность – это осуществление общественной или политической деятельности представителями разных поколений на основе общих жизненных ценностей. Ценности – это то, во что человек верит так, что готов отдать за это жизнь или поступиться свободой. Вот здесь можно сделать ремарку: сложности в отношениях между Россией, Америкой и Евросоюзом как раз и заключаются в несовместимости ценностей этих стран.

Молодёжь за пределами празднования Дня Победы оказывается в бушующем океане ценностей: толерантности, марксизма, социалистических ценностей, почвенничества, соборности, фашизма, славянофильства, иудаизма, исламизма, популизма, идеализма, консерватизма, троцкизма, атеизма, анархо-синдикализма, шовинизма, фундаментализма и так далее. Продолжать можете сами. Да, это стихия, которая захлёстывает, и выбор очень большой. И совершенно очевидно, что без объединения молодёжи вокруг национальных ценностей России любая концепция и любая молодёжная политика потерпит крах.

И четвёртое – сознательность. Быть сознательным означает не просто «жизнь в сознании», а обдуманность каждого решения и поступка молодого человека.

В моральном смысле сознательность – это высшая степень совести, свойство, регулирующее цель и направление деятельности человека. В развитии сознательности молодёжи идёт противоборство нашей образовательной системы и социальных сетей.

Причём, как вы можете догадаться, с явным перевесом в сторону последних. Ведь в результате современного реформирования школы (введение ЕГЭ, Болонский процесс) молодые люди даже пишут на родном языке как на иностранном, делая огромное количество ошибок. Что уж требовать от школьников, если ведущие телеканалы или те же самые онлайн-сети каждые десять минут делают грубейшие грамматические ошибки. Там сидят редакторы, которые в последнее время обучались в наших школах и в наших вузах. Как говорят, хочешь уничтожить народ – уничтожь его язык.

И сегодня у нас в СМИ как раз главенствует идеология зарубежных стран, не наши ценности. Отечественной идеологии у нас нет, потому что её нет в Конституции РФ. Но свято место пусто не бывает: если у нас нет идеологии, значит, она начинает чем-то замещаться. Я абсолютно убеждён в том, что идеология должна базироваться на тех же сопереживании, сопричастности, совместности и сознательности.

И в завершение просто несколько конкретных примеров. Буквально год назад подключались и наша партия, и другие коллеги, мы в прямом смысле спасали Московский городской детский морской центр имени Петра Великого. 60 лет работал центр, более 50 тысяч молодых ребят и девушек учились патриотизму и морскому делу, но кому-то понравился лакомый кусочек на берегу Химкинского водохранилища. Еле-еле отбили. Те, кто должен был вмешиваться, не вмешивались. Хотя на самом деле это очень характерно.

Целые пласты новой субкультуры находятся вне поля зрения. Например, стритрейсеры. Есть представление, что это «золотая молодёжь» гоняет. Да сколько я знаю мальчишек, там старые отцовские «жигули», с которыми они пытаются что-то сделать. Нужен всего лишь отрезок дороги в 400 метров. Почему бы это не организовать и не помочь молодёжи, а не пускать на самотёк?

То же самое касается и такого важного движения, как волонтёры. Позитивное движение, но тоже создается ощущение, что волонтёрское движение само по себе, а государственная политика сама по себе. Хотя есть, кстати, интересные примеры, скажем со стрит-артом, уличными граффити. Раньше это было стихийно – мы видели все эти бетонные заборы вдоль железных дорог. Но во многих городах решили: а почему бы их не использовать? И унылые стены кварталов расцвели! Какие замечательные мы видим картины и рисунки, посвящённые Дню Победы. То есть если захотят, то могут, оказывается.

В завершение хочу сказать, что взгляд на молодёжь как на жертву, которую надо защищать, либо как на угрозу, от которой нужно защищаться, бесперспективен. Эти образы лишают молодёжь субъектности, что ведёт к исключительно запретительным методам всей молодёжной политики.

На самом деле молодёжная политика должна быть прежде всего позитивной и нацеленной на то, чтобы сделать молодёжь мотором социального и экономического развития России. Мы не должны поучать и уж тем более наказывать. Нам необходим серьёзный и откровенный диалог с нашей молодёжью на равных. Нам необходимо встречное движение. Мы должны не только учить нашу молодёжь, но и сами должны учиться у неё. Только тогда государственная молодёжная политика будет иметь смысл. Спасибо за внимание.