Выступление на пленарном заседании Государственной Думы ФС РФ, 11 декабря 2018 года (г. Москва)

11 декабря 2018

Коллеги, с большим удовольствием поздравляю вас с наступающим праздником – Днём Конституции. И завтра мы будем встречаться в Кремле, будем говорить о значении нашей Конституции за прошедшие 25 лет.

Российское государство имеет тысячелетнюю историю. И мы помним и наши победы, и те вызовы, с которыми сталкивалась наша российская цивилизация. Конечно, на фоне тысячелетия 25 лет – совсем небольшой срок. В то же время мы можем оглянуться назад и подумать, что было сделано за эти 25 лет, оценить основной документ нашей страны, главный закон нашей страны – Конституцию Российской Федерации.

Мы помним, в каких условиях рождалась Конституция. Совсем недавно, в 1991 году, рухнула великая держава – Союз Советских Социалистических Республик. В 1993 году был расстрелян парламент, знаменитым указом были ликвидированы все выборные органы представительной и законодательной власти в Российской Федерации. Вот на этом фоне рождалась наша Конституция.

25 лет показали, что этот документ – основной закон страны, который соответствует всем реалиям сегодняшней жизни, даёт возможность отвечать на любые вызовы, будь то внешние или внутренние. И тем не менее, несмотря на то что это такой мощный исторический документ, он не может быть абсолютно нетронутым или, как обычно говорят, некоей «священной коровой».

Но при любых попытках даже просто обсуждения возможных изменений мы должны понимать, что любым изменениям основного закона нашей страны должны предшествовать публичные массовые всенародные обсуждения. Только так мы можем вносить в будущем те или иные изменения в Конституцию Российской Федерации.

Если говорить о том, над чем можно подумать и что, наверное, хотелось бы изменить в Конституции, то начинать нужно с статьи 7 Конституции, где говорится о том, что Российская Федерация – социальное государство.

Увы, в течение 25 лет, с моей точки зрения, с точки зрения моих товарищей по партии, это положение Конституции является неким протоколом о намерениях, декларацией того, что хотелось бы, чтобы наша страна была социальным государством. Но когда мы видим и недавно принятый, к сожалению, закон о повышении пенсионного возраста, когда мы видим, как замораживается накопительная часть пенсии, не индексируются пенсии работающих пенсионеров, когда мы видим, как умаляется доля на образование и здравоохранение в бюджете, мы понимаем, что, увы, мы действительно пока ещё не социальное государство.

И коль скоро здесь Вячеслав Викторович (Володин, Председатель ГД – прим. ред.) упомянул о молодой Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, я хочу обратить ваше внимание на то, что само понятие «справедливость» в Конституции упомянуто только один раз – в преамбуле, где говорится, что предки нам передают «понимание справедливости». Больше в Конституции о справедливости не говорится. С нашей точки зрения, это неправильно. Мы считаем, что Конституция – это дорожная карта, которая определяет путь России в будущее, не позволяет свернуть в сторону и повернуть назад.

Отмечу, что, если понятие справедливости не раскрыто, на мой взгляд, статья 1 Конституции могла бы звучать следующим образом: «Российская Федерация есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления, основанное на принципах социальной справедливости». Вот тогда было бы всё ясно и понятно.

Ещё одна тема, которую необходимо затронуть, когда мы говорим об обдумывании тех или иных положений Конституции – это вопрос о праве собственности на природные ресурсы.

Статья 9, пункт 2 Конституции гласит: «Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности». За этим конституционным речитативом нет ничего, кроме либеральных позиций начала 1990-х. Не буду касаться вопроса о земле – это отдельный разговор.

Или, скажем, Водный кодекс. Если бы этот документ принимался не в 2006 году, а в конце 1990-х, боюсь, мы имели бы проблемы, если все мало-мальски приличные водоёмы страны были бы в частной собственности. Хорошо, что был временной лаг и прожитое нами время дало возможность по-другому оценивать те нормы Конституции, которые закладывались нашими предшественниками идеалистами-либералами в 1993 году.

Поэтому, на мой взгляд, Конституция должна чётко закрепить статус недр и природных водоёмов как публичного общественного достояния нынешнего и будущих поколений российских граждан.

Мы видим, что декларация о равенстве и независимости трёх ветвей власти – исполнительной, судебной и законодательной – имеет перекос, особенно между исполнительной и законодательной. Зачастую и Государственная Дума, и Федеральное Собрание в целом являются филиалом Белого дома. В Правительстве Российской Федерации рождаются законопроекты, которые очень легко проходят ГД и СФ, становятся законами, но не прибавляют справедливости в нашем обществе.

Мы знаем, что по норме Конституции ГД имеет право выразить недоверие Правительству РФ, но на другой чаше весов лежит возможность роспуска Государственной Думы. Я абсолютно убеждён, что ГД должна иметь право выразить недоверие Правительству Российской Федерации без опасений быть распущенной. Правительство должно уйти в отставку, если утратит доверие представителей народа.

Кроме того, Конституция должна содержать норму о том, что две палаты Федерального Собрания либо вместе, либо по отдельности имеют право создавать комиссии для расследования вопиющих случаев злоупотребления своими полномочиями со стороны членов Правительства РФ, представителей исполнительной власти, работников правоохранительных органов и спецслужб, членов избирательных комиссий, самих депутатов, руководителей государственных корпораций, компаний, получающих государственные инвестиции и заказы.

И ещё одна тема – это наша многострадальное местное самоуправление. То, что мы сейчас видим, так называемое укрупнение муниципальных образований, прежде всего в Московской области, ликвидация выборности мэров, конечно, не соответствует ни духу, ни сути реального местного самоуправления.

Но самая главная беда заключается в том, что, даже когда мы вносим изменения в закон о местном самоуправлении, даём очередные полномочия нашим коллегам на муниципальном уровне власти, мы не обеспечиваем их ни материальными возможностями, ни налоговыми поступлениями.

Убеждён, что муниципальный уровень должен иметь свою налоговую базу, непересекающуюся ни с региональными, ни с федеральными налогами.

Без низовой демократии, без сильной местной власти, без культуры самоуправления современное общество нам не построить.

В завершение отвечу на четыре ключевых вопроса.

Первый: отвечает ли действующая Конституция вопросам предоставления возможностей для самореализации человека?

Второй: предоставляет ли Конституция достаточные возможности для развития общества?

Третий: сохраняется ли благодаря Конституции устойчивость государственных институтов и политическая стабильность?

Четвёртый: сможет ли российское государство, опираясь на Конституцию, дать оперативный и адекватный ответ на внешние вызовы и угрозы?

Думаю, все согласятся, что на все вопросы мы вправе ответить утвердительно.

Но если общество хочет получить уверенность в завтрашнем дне, а государственная власть – нести повышенную ответственность перед людьми, мы просто обязаны рано или поздно дополнить нашу Конституцию положением о государственной идеологии, в качестве которой СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ видит именно социальную справедливость.

Спасибо за внимание!