Выступление на правительственном часе в Государственной Думе ФС РФ с участием министра здравоохранения Михаилом Мурашко 13 мая 2020 г.

13 мая 2020

Уважаемый Вячеслав Викторович, Михаил Альбертович!

Уважаемые коллеги!

В первую очередь я хочу выразить искреннюю благодарность и признательность всем врачам, среднему и младшему медицинскому персоналу, студентам медицинских вузов, которые сегодня в буквальном смысле находятся на линии фронта.

Как сводки с фронта каждый день мы ждем данные статистики от Оперштаба по борьбе с коронавирусом.

Пандемия обнаружила не отдельные недостатки, а системные сбои в организации здравоохранения. СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ уже несколько лет настаивает на увеличении расходов на медицину в два с лишним раза – до 7% ВВП. Реальность подтверждает актуальность этого шага.

Сегодня проблемы здравоохранения вышли на политический уровень. На фоне эпидемии коронавируса обострились все проблемы российской медицины. Проведенная оптимизация привела к дезорганизации. Было сокращено все то, что сейчас срочно необходимо, причем в огромных количествах. Врачи жалуются на тотальный дефицит — начиная с лекарств и оборудования, заканчивая персоналом. Но самый печальный итог оптимизации — это упадок мотивации врачей, как материальной, так и социальной. Врачи надеются, что после эпидемии ситуация изменится.

Считаю, что ситуация может поменяться только при коренном изменении государственного подхода к здравоохранению!!! На сегодняшний день российскому здравоохранению присущи, к сожалению, все недостатки зарубежных систем и представляет собой сочетание страховой модели медицины, где действует правило «деньги следуют за пациентом», правят бал частные страховые компании и навязываются платные медицинские услуги и остатков советской системы Семашко.

Одним словом, реформаторы от медицины умудрились реализовать у нас худшие западные подходы и ликвидировать то лучшее, чем всегда славилась российская медицина.

Сегодня необходима иная формула – деньги идут навстречу пациенту!

Программа развития здравоохранения должна быть пересмотрена. Главный  ориентир — доступность медицинских услуг населению. Идеология рынка здесь неприемлема. Наша принципиальная позиция:  здравоохранение — это не сфера услуг. Это одна из основных социальных функций государства и должна быть реализована именно как социальная функция.

Поэтому фракция СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ выступает за упразднение Фонда обязательного медицинского страхования и за переход к прямому бюджетному финансированию здравоохранения. Медицина, как армия, должна полностью находиться на содержании государства. Оказание платных услуг в государственных лечебных учреждениях — недопустимо. Врачи должны лечить, а не думать о том, как заработать деньги.

Одновременно надо убрать из системы государственного здравоохранения частные страховые компании. Они существуют не для того, чтобы защитить интересы пациента, а для того, чтобы по максимуму недоплатить государственной больнице за оказанную помощь и оставить эти деньги себе. Этот абсурд длится уже более двадцати лет. 

Пора также прекратить региональную вольницу в здравоохранении. В условиях эпидемии это может причинить непоправимый вред. Наша фракция считает, что Министерство должно иметь жесткую вертикальную структуру управления и обладать бОльшими полномочиями воздействовать на регионы.

Еще несколько организационных предложений.

Первое. Надо  вывести Санитарно-эпидемиологическую службу из состава Роспотребнадзора, подчинив ее  Минздраву. А то получается, что вся медицинская инфраструктура по борьбе с эпидемиями находится в Минздраве, а задачи бороться  с эпидемиями у Минздрава нет. В советское время была абсолютно правильная работоспособная конструкция: Главный санитарный врач страны был заместителем министра здравоохранения.

Второе. Многие сотрудники государственных больниц, младший медицинский персонал и уборщицы наняты по аутсорсингу. Еще до эпидемии были большие сомнения в целесообразности подобной экономии затрат. Теперь эти люди непосредственно контактируют с больными коронавирусом, но, в отличие от штатных работников, никаких надбавок не получают.  Надо решать этот вопрос.

Третье. Кадровый вопрос заслуживает отдельного разговора. В среднем дефицит специалистов составляет около 30%, а в первичном звене здравоохранения – около половины. По официальным данным Минздрава РФ не хватает порядка 25 тыс. врачей и 130 тыс. человек среднего медперсонала.

Решение кадрового вопроса в здравоохранении и особенно в его первичном звене, — в социально-материальной мотивации!

Не должен даже начинающий медик получать заработную плату, одинаковую либо сопоставимую с работником другой сферы, чья трудовая деятельность не требует серьезной многолетней подготовки. Ведь подготовка способных к самостоятельной работе врачей занимает 8-10 лет, а среднего медицинского персонала до 5 лет, что в 1,5-2 раза больше, чем во многих других отраслях и сферах деятельности.       

Заработная плата, стимулы, поощрения, гарантии и льготы медиков должны быть существенно увеличены.

Мы считаем, что настало время изменить статус медицинских работников, прировняв их к государственным служащим. Причем таким образом, чтобы нашим врачам предоставить соответствующие социальные гарантии, но при этом освободив их от ограничений, которые сейчас распространяются на чиновников.

Кроме того, государственное  страхование жизни и здоровья российских медиков – прямая обязанность государства.

Сегодня, когда медработники на передовой борьбы с пандемией, мы выражаем им признательность за их труд. Но давайте признаем, что у героизма врачей, медсестер, лаборантов часто, к сожалению, есть обратная сторона – это когда люди в белых халатах вынуждены рисковать из-за чьей-то нерасторопности и разгильдяйства.

 Врачи, которые вынуждены работать до 12 часов в грязной зоне, не снимая средств защиты, — это не объективные трудности, а провалы в работе конкретных горе-управленцев.

Когда вместо тестов у медиков один градусник на отделение, а вместо защитных костюмов и респираторов  самодельные марлевые повязки – это чьё-то преступление. Как следствие: вспышки инфекции среди врачей, которые в свою очередь сами становятся жертвами и разносчиками вируса.

Четвертое. Необходимо отменить еще один элемент «оптимизации» здравоохранения, когда без направления терапевта нельзя попасть к узкому специалисту. Особенно это касается пациентов с хроническими заболеваниями, которые вынуждены каждый раз получать направление от терапевта при повторных посещениях специалиста. Подобная система не имеет ничего общего с заботой о здоровье граждан, а направлена исключительно на «экономию» средств в интересах страховых компаний. В результате пациенты не получают своевременную помощь, выталкиваются в сферу платной медицины или попадают в руки шарлатанов.

Отдельный вопрос — лекарственное обеспечение. Напомню, у нас работает закон «Об обращении лекарственных средств», к практическому исполнению которого у нас очень много вопросов. А общество давно ждет закон «Об обеспечении лекарствами», как правило, бесплатными и доступными.

Уважаемые коллеги, в заключение.

Пандемия  коронавирусной инфекции проверила на прочность российское здравоохранение. Государству пришлось мобилизовать все ресурсы отрасли. Фактически значительная часть государственных организаций здравоохранения стала функционировать в режиме государственной модели здравоохранения чрезвычайного положения. Было введено прямое административное управление, финансирование из бюджета, упрощены процедуры закупок.    

 Система здравоохранения должна быть ориентирована на сбережение, сохранение здоровья, на профилактику и реабилитацию, а не на оказание услуг, как сейчас.

В России в современных условиях необходима централизация управления здравоохранением, его материально-техническим обеспечением, определение единых приоритетов перспективного развития.

Такая централизация возможна только тогда, когда в здравоохранении будет выстроена четкая вертикаль власти, а Минздрав России станет полноценным координационным центром со всеми необходимыми полномочиями, обязательными к исполнению.

Спасибо за внимание.