Выступление на заседании Государственного совета по вопросам развития конкуренции, 5 апреля 2018 года (г. Москва)

5 апреля 2018

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Государственного совета, участники заседания!

Для партии, которую я имею честь возглавлять, для СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ очевидно: создание реальной конкурентной среды в российской экономике ‒ это в первую очередь вопрос доверия общества к власти и, конечно, вопрос качества жизни и благополучия каждого гражданина.

Хотел бы коротко остановиться на трёх сферах, которые особенно чувствительны для наших граждан, с точки зрения развития в них конкуренции.

Первая ‒ это рынок социальных услуг. Государство допустило коммерческие структуры и некоммерческие организации (НКО) к оказанию социальных услуг населению. Однако преимущество бюджетного, прежде всего, финансирования остаётся по‑прежнему за региональными госструктурами. То есть равные условия конкуренции на рынке социальных услуг ещё не созданы.

Конкуренция на рынке социальных услуг касается не потребителя, а ресурсов, бюджетных денег и различных грантов фондов. Антимонопольное законодательство на социальные услуги пока не распространяется. Поэтому на этом рынке действуют два принципа: «дёшево и сердито» и «хорошо, но дорого». И принципы эти почти не пересекаются.

Если посмотреть на тарифы, которые социальные службы используют при оказании соответствующих услуг, то в одних случаях они бывают достаточными, в том числе и для привлечения негосударственных структур, а в других ‒ нет. Часто реальные издержки НКО превышают тарифы в значительном размере – от двух до шести раз. Если сбалансировать тарифы, то перспектива создания конкурентного рынка социальных услуг, конечно же, есть: надо лишь устранить правовые, экономические, организационные и административные барьеры, препятствующие вхождению на этот рынок новых поставщиков.

По нашему мнению, все бюджетно-социальные учреждения надо последовательно преобразовывать в автономные некоммерческие организации, которые смогут на равных конкурировать с НКО, с коммерческими структурами, с индивидуальными предпринимателями, а возможно, и между собой.

Уверен, что НКО привнесут на этот рынок социальную ответственность и порядочность, а коммерческие структуры ‒ конкурентность, деловитость, организованность и технологичность. Развивая конкуренцию на рынке социальных услуг, региональные власти имеют достаточно рычагов для контроля за уровнем внимания, которое уделяется пожилым, больным и неимущим.

Вторая сфера ‒ это аптечные сети. Аптечная сеть растёт, количество аптек за 2017 год по сравнению с 2016 годом выросло на 6%. Это весомая цифра, особенно в современной экономической ситуации. Растёт и доля негосударственного сектора: за прошлый год в натуральном выражении на 13%. Всё как бы в пользу конкуренции.

Но цены на лекарственные препараты, не контролируемые государством, продолжают расти. Цены на препараты, не входящие в перечень жизненно необходимых, но продающиеся без рецепта, только за первое полугодие 2017 года увеличились на 7,6%, то есть они растут вдвое быстрее уровня инфляции.

Причины просты. Во-первых, аптеки крайне неравномерно распределены по территории страны.

Во-вторых, в городах-миллионниках, как правило, появление новых аптек практически исключено. Такие города плотно покрыты несколькими дискаунтерами, и войти на рынок другим крайне сложно, если вообще возможно. Аптек много, но монополия была и есть.

В-третьих, картельные соглашения при получении заказов для государственных и муниципальных нужд на фармацевтическом рынке составляют более 13% от общего числа выявленных картелей и занимают второе место после строительства.

Сейчас Правительством Российской Федерации активно обсуждается возможность выхода на фармрынок продуктового ритейла. С одной стороны, это должно привести вроде бы к ужесточению конкуренции, но как быть с контрафактом?

Сейчас доля контрафакта на этом рынке оценивается в 7,4%, что составляет без малого 70 миллиардов рублей. Однако, если ритейлеры получат возможность продавать лекарства, эта доля может существенно вырасти.

На разных рынках условия конкуренции разные. Даже в странах Евросоюза аптечная сеть неконкурентна, поэтому цены практически на все лекарства там утверждаются ежегодно. Думаю, нам также необходимо пересмотреть ценовую политику на лекарственные препараты, а не изобретать новые схемы конкуренции.

И третья сфера ‒ строительный рынок. За разговорами о конкуренции на этом рынке идёт неприкрытая картелизация, распределение подрядов между «своими» под маской конкурсных процедур. Это настоящий бич отрасли, особенно на региональном уровне.

По данным Федеральной антимонопольной службы, строительный комплекс лидирует по количеству картельных соглашений при получении подрядов для государственных и муниципальных нужд – более 24% от общего числа выявленных картелей.

Более того, по информации Национального объединения строителей, в отдельных регионах до 95% строительного рынка может занимать одна компания, монополия которой основана на отношениях с региональной властью.

По данным министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства, большинство застройщиков, а именно 98%, строят только в своём федеральном округе.

Создание институтов саморегулирования отрасли тоже не привело к оживлению конкуренции – скорее, наоборот. На практике многие региональные ассоциации стали напоминать средневековые цеха, превратились в регалии и средства монополистического контроля регионального строительного рынка, препятствующие появлению на нём внешних игроков.

В связи с этим считаем, что стандарт развития конкуренции в субъектах Российской Федерации требует доработки.

Необходимо прописать, что среди участников конкурсов на государственные, муниципальные и строительные подряды должно быть не менее одной компании из другого субъекта Федерации и одной компании из другого федерального округа. Это станет надёжным средством от отраслевой автаркии и непрозрачности на региональных рынках.

И в заключение. Для развития конкуренции и определения приоритетных задач по созданию конкурентной среды в экономике мы, безусловно, должны опираться на комплексные общесистемные положения указа Президента Российской Федерации об основных направлениях государственной политики по развитию конкуренции, на многочисленные федеральные, региональные программы по развитию конкуренции. И обязательно должны учитывать специфику работы в этой отрасли.

При этом почти для всех отраслей экономики действуют так называемые спросовые ограничения развития конкуренции, я имею в виду уровень платёжеспособности населения, который, к сожалению, крайне невысок. Кроме того, мешают созданию конкурентной среды в экономике регионов и ограничения здоровой и честной партийной политической конкуренции. Но это тема, очевидно, другого, отдельного совещания.

Спасибо за внимание.