Выступление на заседании круглого стола «Фактор Трампа» и его влияние на российско-американские отношения и мировую политику» 28 февраля 2017 года (г. Москва)

28 февраля 2017

Отношения России с США и Западом в целом достигли сегодня самого низкого уровня.

Это не наш выбор и тем более не наша вина. Ещё в 2007 году в своей резонансной речи в Мюнхене Президент Российской Федерации В.В. Путин перечислил те проблемы, которые и сегодня остаются источником конфронтации. Главное – это западный гегемонизм, стремление США навязывать всем свои представления о демократии и ценностях, по своему усмотрению менять правительства в других странах, прибирать к рукам чужие ресурсы.

Возможности президента Трампа и новой республиканской администрации существенно улучшить российско-американские отношения вызывают большие сомнения. В США велика инерция внешнеполитического курса. Как заметил бывший госсекретарь Генри Киссинджер, смена администрации способна скорректировать внешнеполитический курс максимально на 5%. Трамп говорит, что в своей политике будет руководствоваться прежде всего государственными интересами США. Но выйти из-под влияния американского истеблишмента и корпораций ему вряд ли удастся.

Если коротко говорить о «факторе Трампа» в российско-американских отношениях, то сегодня это фактор неопределённости и нестабильности.

Отказ Трампа от Транстихоокеанского партнёрства, которое настойчиво продвигала администрация Обамы, не следует переоценивать. Это отнюдь не отказ от американского гегемонизма. В целом линия США на мировое доминирование будет продолжена. Велика вероятность, что американский подход к другим острым проблемам международной повестки останется прежним или даже ужесточится. Это напрямую касается и России, в том числе чувствительных для нас вопросов, например украинского кризиса.

Мы должны быть готовы к тому, что Трамп будет переносить в сферу внешней политики свои приемы и привычки ведения бизнеса: игру на повышение ставок, навязывание собственных условий, жёсткий торг и попытки ослабить конкурента, сделать его более сговорчивым. В связи с этим настораживают первые заявления официальных лиц новой администрации, которые стали педалировать тему российского Крыма. Представляется, что это не просто какие-то ритуальные декларации, а возможные контуры внешней политики новой администрации.

У нас распространена точка зрения, что договариваться с республиканцами легче, чем с демократами. Однако переоценивать этот фактор также не стоит. Договорённости об ограничении стратегических наступательных вооружений и разрядке международной напряжённости второй половины 80-х годов стали прологом беспрецедентного ослабления нашей страны. Российское содействие международной коалиции во главе с США в Афганистане в начале 2000-х не помешало администрации Буша-младшего выйти в одностороннем порядке из договора по ПРО и начать продвижение национальной ПРО США к нашим границам.

Трамп заявил тему ядерного разоружения как один из приоритетов своей администрации. Однако, судя по последним заявлениям, американский президент смотрит на этот вопрос однобоко, предлагает нам «доразоружиться», ставит под сомнение действующий договор СНВ-S. Мы не должны поддаваться на провокации, втягивать себя в подобные игры. В отличие от США, наша страна всегда честно и до конца выполняла обязательства по ограничению ядерных вооружений, в то время как американцы делали всё возможное, чтобы де-факто сохранить свой ядерный потенциал в полном объёме.

Другой заявленный приоритет президента Трампа – борьба с международным терроризмом. Это правильная постановка вопроса, если не брать в расчёт, что трансграничный террористический синдикат поднялся и окреп благодаря попустительству или прямой поддержке США.

Действительно, усиление сотрудничества в этом плане актуально как никогда. Но хотел бы подчеркнуть, что подобному сотрудничеству будет мешать стремление США продвигать собственную политическую повестку в регионах и странах, поражённых злом терроризма, и подменять суверенный выбор народов различными политическими комбинациями, выгодными с американской точки зрения. Это в первую очередь касается Ближнего Востока и Северной Африки, Сирии, Ирака и Ливии.

Настораживает высокий градус конфронтационности в заявлениях Трампа в отношении Ирана, который является нашим давним партнёром и союзником в реальной борьбе против террористов на территории Сирии.

Считаю абсолютно верной линию Президента РФ и Министерства иностранных дел РФ, которые заняли сдержанную, выжидательную позицию в отношении новой американской администрации. Нам не нужно поднимать вопрос об отмене санкций и спешить со снятием наших контрсанкций. Экономика России уже доказала свою жизнеспособность в условиях конфронтации. Сегодня у нас есть все возможности и ресурсы для того, чтобы придать динамику развитию нашей экономики при сотрудничестве со всеми, кто не хочет жить в мире, скроенном по американским лекалам. В этом смысле ЕАЭС, БРИКС, ШОС для нас – абсолютный приоритет.

В целом, мы должны стремиться к тому, чтобы Россия, оставаясь полноценным участником мировой экономической системы, покончила бы с зависимостью от инструментов, рычаги управления которыми находятся в руках других государств.

И чем быстрее новый президент США поймёт, что мировая история строится по законам, отличным от бизнес-схем, и что есть ценности, которые не измеряются в долларах, тем будет лучше для российско-американских отношений.