Выступление Сергея Миронова на заседании РАН по случаю 150-летия В.И. Вернадского 18 апреля 2013 года (г. Москва)

18 апреля 2013


Большинство великих ученых – это гении одной конкретной отрасли знаний. Но случаются в жизни и в истории науки титаны такой мощи, такой величины, что им тесно в рамках одной науки, и они, словно держа в руках таинственный кристалл непознанного, берутся исследовать одну грань, другую, третью, и делают потрясающие открытия, находят уникальные связи между самыми разными науками.


С полным правом к редчайшему виду таких ученых относится и Владимир Иванович Вернадский.


Конечно, у нас, геологов, геофизиков есть некое ревнивое чувство по отношению к Владимиру Ивановичу. Мы считаем, что он прежде всего наш, ведь как ученый он сформировался именно в геологии. Мы почитаем Вернадского и научным столпом, и яркой легендой, и жизненным примером. Он наша «геологическая икона», если хотите. Но в то же время мы понимаем: его великий талант и достижения намного переросли геологические отрасли науки, хотя для многих из них он является основоположником.


Поражают широта научных интересов и спектр решенных им проблем. Например, когда речь идет о создании ядерного щита нашей страны, то не все знают о роли Вернадского в этом деле. А ведь именно он еще в начале 20-х годов стал основателем Радиевого института, занявшегося изучением свойств радиоактивных веществ, а уже в 1940-м году по его инициативе начались исследования урана для получения ядерной энергии.


В 20 — 30-х годах прошлого века Вернадский возглавил Комиссию по изучению естественных производственных сил России. Именно эта комиссия заложила стратегические основы геологического изучения недр и создания его независимой минерально-сырьевой базы нашей страны. Сегодня, когда мы говорим о колоссальных природных богатствах страны, это неразрывно связано с именем Владимира Ивановича Вернадского.


Вся жизнь Вернадского – это подвиг: подвиг научный и подвиг гражданский. Несмотря на всю занятость научными изысканиями, его деятельность была буквально пронизана идеей гражданского служения. Удивительно, как отважно жил этот человек, словно не обращая внимания на кипящие вокруг страсти и опасности, в том числе, когда приходилось бороться за спасение коллег-ученых, попадавших в жернова сталинских репрессий. Удивительно, как сам он остался цел. У меня одно объяснение – уж драгоценна была голова Вернадского, представлявшая кладезь уникальных знаний.


Академик Вернадский жил и работал в убеждении, что романовы, ленины и сталины приходят и уходят, а законы природы изначальны и вечны. Именно благодаря этому свободомыслию и проявилась его пророческая концепция ноосферного развития. Его учение о ноосфере выходит на высоты глобальности, планетарности, всечеловечности и требует синтеза очень многих наук.


Вернадский первым осознал, что Земля вместе с живым миром, населяющим ее, вместе с человеком, наделенным разумом, подходит к совершенно новому этапу планетарной эволюции.


В силу ускоряющегося научно-технического прогресса, заселения человечеством всей планеты, развития «всепланетных систем связи», создания «единой информационной системы» (предвидение Интернета!), открытия новых источников энергии, таких как атомная, и других факторов деятельность человека приобретает столь мощное воздействие на окружающую среду, что превращается в «крупнейшую геологическую силу».


Вернадский, словно Коперник ХХ века, меняет картину мира. Он показывает, что человечество просто обязано достичь социоприродной гармонии.  Не сделав этого, оно погубит и себя, и свой космический дом – планету Земля. Только эволюция, основанная на научном знании, разумном хозяйствовании и гармоничном социальном устройстве!


Именно на этой философской базе родилась концепция устойчивого развития человечества. «Устойчивого» – значит, такого, которое должно идти не за счет ресурсного «обжорства» и обкрадывания будущих поколений, не за счет превращения окружающей среды в техногенную пустыню, а за счет умных, природосберегающих технологий, рационального природопользования.


Мы знаем, какое сопротивление встречает этот принцип в нашем противоречивом мире.


С точки зрения философской концепции Вернадского, капитализм вошел в противоречие со стихийными геологическими процессами, с законами Природы, не отвечает ноосфере, а значит, обречен кануть в прошлое.


В одной из своих ключевых работ – «Научная мысль как планетное явление» – он утверждает, что именно наука потребует новых форм общественной жизни «с все большим вхождением в них глубоких элементов социалистических государственных структур». И через абзац оговаривается, что наука потребует «и другое изменение в конструкции государства – усиление его демократической основы. Ибо сама наука, по сути дела, глубоко демократична».


В 1931 году Владимир Иванович Вернадский записал в своем дневнике: «Я не принимаю капиталистический строй, но не принимаю и здешний (т.е. социализм советского образца). Царство моих идей — впереди!»


Уважаемые товарищи! Мы живем в мире сложившихся, устоявшихся условностей. Каждому событию, явлению уже есть подготовленный обоснованный термин, любая теория подкреплена развернутой аргументацией. Особенно в этом деле преуспел наш политический класс.


Владимир Иванович Вернадский – великий сын великой страны – видел за горизонт, верил в силу мысли человека, в способность человечества строить общество с устойчивым развитием. Его позиция не была связана с политическими целями и партийной идеологией, это были взгляды и убеждения Гражданина с большой буквы. Научное наследие Вернадского полноценно не познано и сейчас, требует изучения и бережного отношения. Ученое сообщество в современный век информационных технологий, в первую очередь, должно поставить заслон вульгарному, упрощенному толкованию его идей. Важно не допустить пустословия и эксплуатации идей Владимира Ивановича Вернадского на потребу текущих политических интересов.


Наша общая задача – стремиться именно к тому, чтобы как можно быстрее приблизить царство этих идей, идей Вернадского, воплотить их в жизнь и сделать Россию процветающей страной.