Выступление в Законодательном Собрании Тверской области 26 сентября 2002 года

26 сентября 2002

Уважаемый Владимир Игнатьевич, уважаемый Марк Жанович, уважаемые коллеги! Я с большим удовольствием принял приглашение посетить Тверскую область. Дело в том, что, будучи Председателем Совета Федерации (а вы знаете, мы часто называем сами себя палатой регионов), я поставил себе непростую, может быть, задачу, но решил так: раз мы палата регионов, то я, как Председатель Совета Федерации, должен знать и, что называется, своими глазами видеть, как живут наши регионы — каждый из восьмидесяти девяти субъектов Федерации. Я начал свои поездки в мае этого года. Тверская область — двадцать седьмой субъект Российской Федерации, который я посещаю. Я составил себе такой график поездок, что ровно через год, если все будет нормально, всю Россию я посмотрю.

Почему я считаю очень важным совершать такие поездки? В свое время, когда после избрания руководства обновленного Совета Федерации и образования совета палаты мы встретились с Президентом России в Кремле, Владимир Владимирович Путин сказал: уважаемые сенаторы, уважаемые члены Совета Федерации, помните, что Россия не заканчивается Садовым кольцом, из Москвы многого не видно. И он обратился к нам с призывом как можно больше бывать в регионах, контактировать со своими коллегами, с депутатами законодательных органов власти субъектов России. И я должен сказать, что за весеннюю сессию, которую мы завершили 30 июля, комитеты и комиссии Совета Федерации тридцать шесть раз выезжали в регионы России, проводя выездные заседания, конференции, «круглые столы». Вот буквально на днях мы вернулись с большой группой моих коллег из поездки в Республику Саха-Якутия, где провели Дни Совета Федерации. Около шестидесяти членов Совета Федерации выезжало туда, а в Иркутске, где мы провели Байкальский экономический форум, было сто восемь членов Совета Федерации. Я думаю, что это абсолютно правильно и очень важно.

Ну, а ваша Тверская земля, которая еще со времен Афанасия Никитина способствовала наведению мостов не только с ближними соседями, но и с дальним зарубежьем, конечно, представляет особый интерес. Это срединный регион России, регион, который находится в прямом смысле слова посередине между Москвой и Петербургом и которому свойственны как достоинства, так, увы, и недостатки вот такого срединного региона. Поэтому, конечно, хотелось встретиться с вами, и после моего выступления я с большим удовольствием отвечу на ваши вопросы, потому что именно в вопросах чувствуются определенные проблемы — срез тех проблем, которые волнуют вас. Все вопросы, поднятые в этом зале, будут взяты на заметку для того, чтобы потом на уровне федеральной законодательной власти постараться их решить.

Начать разговор я хотел бы с рассказа о новом формате Совета Федерации. Вы знаете, что с 1 января 2002 года мы работаем на постоянной основе и формируется теперь Совет Федерации на новых принципах. Раньше в Совете Федерации работали губернаторы и председатели законодательных собраний, теперь — по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: от законодательной и от исполнительной власти регионов.

Не могу не начать с того, чтобы не сказать буквально два слова о моих коллегах — представителях Тверской области в Совете Федерации.

Представитель Законодательного Собрания Владимир Анатольевич Петров является заместителем председателя комитета Совета Федерации по бюджету. Это ключевой комитет в Совете Федерации. Сейчас уже идет процесс по рассмотрению бюджета на 2003 год. Я должен сказать, что Совет Федерации проявил в этом году очень позитивную инициативу и работает над бюджетом 2003 года с января этого года. 31 июля по нашей инициативе была проведена рабочая встреча трехсторонней комиссии, в которую вошли представители правительства, депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации. Практически это было «нулевое» рассмотрение будущего проекта бюджета на 2003 год, и проект бюджета, который правительство официально внесло 8 августа в Госдуму, претерпел значительные изменения после встречи 31 июля. Я должен сказать, что личный опыт Владимира Анатольевича, в прошлом — первого заместителя министра финансов России, является неоценимым для работы Совета Федерации, и Владимир Анатольевич очень активно работает.

Активно работает и представитель Администрации Тверской области в Совете Федерации Анатолий Михайлович Дубодел. Он входит в комитет по правовым и судебным вопросам и также является активным сенатором. Пользуясь случаем, я хотел бы поблагодарить руководство области в лице Губернатора и Председателя Законодательного Собрания за то, что в Совет Федерации от Тверской области делегированы именно эти сенаторы.

25 сентября в Совете Федерации открылась осенняя сессия: мы провели девяносто третье заседание палаты и приступили к рассмотрению тех законопроектов, которые были подготовлены для нас Государственной Думой. Как и весенняя, эта сессия будет насыщенной. Перед нами стоят довольно сложные задачи.

Ключевым, конечно, будет закон о федеральном бюджете на 2003 год. Сразу хочу сказать вот по какой позиции. Ездя сейчас по регионам России, я лишний раз убеждаюсь в неэффективности и даже пагубности существующих пропорций разделения налоговых средств между регионами и центром. Сейчас это соотношение реально составляет сорок шесть на пятьдесят четыре процента. Необходим возврат к соотношению минимум пятьдесят на пятьдесят. Но! Бюджет 2003 года очень непростой. Вы знаете, что мы должны обязательно отдать определенную сумму — семнадцать миллиардов долларов — на погашение внешних долгов. При всех симпатиях, которые высказываются нашими зарубежными партнерами по отношению к России, все внимательно наблюдают: отдаст Россия вовремя долг или не отдаст. От этого многое зависит в будущем. От этого зависит доверие к России. В этой связи несколько дней тому назад мы встречались с Президентом России и Председателем Государственной Думы, обсуждали параметры бюджета. Совсем недавно я еще раз встречался с президентом на эту же тему, и мы пришли к выводу: да, необходимо кардинально пересматривать пропорцию деления налоговых доходов между регионами и центром, но сначала нужно все-таки пройти 2003 год, а уже в проекте бюджета 2004 года подходить к проблеме по распределению доходной части.

Бюджет 2003 года будет непростым, но в то же время у нас есть понимание необходимости принимать бюджет в тех параметрах, которые мы обговорили с правительством. В рамках второго, третьего, четвертого чтений мы как субъект законодательной инициативы будем вносить свои поправки, конечно, будем «отбивать» определенные позиции для своих регионов, но что касается общих параметров, мы считаем, что они уже сформированы и в таком виде бюджет и будет дальше приниматься.

Хочу остановиться на вопросе реформы электроэнергетики. Вы, наверное, помните слова президента о пакете законопроектов об электроэнергетике. Он сказал, что здесь необходимо семь раз отмерить — один раз отрезать. Не надо гнать лошадей, надо внимательнейшим образом посмотреть, чтобы не были ущемлены интересы государства. И действительно, непросто пойдут эти законопроекты, прежде всего в Совете Федерации, но я должен сказать, что рабочая группа Совета Федерации по проблемам реформы электроэнергетики отработала все лето. Мы вообще взяли такое хорошее правило и сделаем это традицией: формально у нас были каникулы два месяца, но реально все комитеты работали. В частности, рабочая группа по электроэнергетике проработала весь июль-август. Многие вещи, скажем так, правительство начинает воспринимать, тогда как, скажу откровенно, на начальном этапе просто слышать ничего не хотели. Настойчиво, планомерно убеждая, мои коллеги выходят на какие-то согласованные вещи, хотя, несомненно, предстоит еще очень сложный переговорный процесс.

На осенней сессии ожидается также рассмотрение пакетов- документов по пенсионной реформе, по жилищной реформе. Военная реформа будет представлена в определенных законопроектах: по вопросам регулирования военного призыва, отсрочки. Предстоит обсуждение административной реформы. Особо я бы выделил законопроект об основах местного самоуправления в России. Сейчас готова его четвертая редакция. Вы знаете: хотя и есть определенные достижения, местное самоуправление у нас пробуксовывает. Не урегулирован вопрос материально-технического обеспечения тех функций и полномочий, которые находятся в ведении местного самоуправления. Да и сам перечень этих полномочий — он везде разный. Есть целый ряд других проблем.

Большую роль играют взаимоотношения между региональными и федеральными органами государственной власти, прежде всего взаимодействие законодательных органов власти. Вы знаете, что 21 мая этого года мы сформировали совет законодателей, куда вошли председатели законодательных органов власти всех субъектов Российской Федерации. Должен сказать, что совет заработал в полную силу. На первом совещании мы обсуждали вопрос о создании комиссий, назначении ответственных, на втором — смотрели весь комплекс проблем по разграничению полномочий между регионами и центром. Сейчас сформирован президиум совета законодателей. Буквально на днях состоялось его совещание, которое было посвящено как раз взаимоотношениям субъектов Российской Федерации с Федеральным Собранием. В нем приняла участие вице-спикер Государственной Думы Любовь Слиска. Речь шла о поступающих из регионов законодательных инициативах, которые, увы, в девяноста девяти процентах случаев идут в корзину в Государственной Думе. Состоялся принципиальный предметный разговор. Были высказаны, прямо скажем, взаимные упреки и обиды, но, в общем-то, договорились о том, что, во-первых, необходимо вести некую координацию законодательных инициатив — через механизм совета законодателей. А во-вторых, памятуя о том, что в отличие от Государственной Думы у Совета Федерации есть право законодательной инициативы как у органа власти (вы знаете, каждый депутат Государственной Думы имеет право законодательной инициативы, такое же право имеет каждый член Совета Федерации, но Совет Федерации имеет право законодательной инициативы и как орган власти — у Госдумы такого права нет), мы сочли возможным и необходимым рекомендовать иногда, обобщая несколько законодательных инициатив на одну и ту же тему или по одному и тому же закону, при внесении изменений и поправок в законодательство формировать эту инициативу не как инициативу субъектов Российской Федерации, а как инициативу Совета Федерации для более успешного прохождения ее через Государственную Думу. В ходе разговора выяснилось, конечно, что значительное количество — более тысячи — законодательных инициатив субъектов Российской Федерации в настоящее время находится в Государственной Думе (некоторые с 1994 года) без рассмотрения, в силу целого ряда обстоятельств. Конечно, назрела необходимость провести ревизию всех инициатив. Пользуясь случаем, я обращаюсь к вам, коллеги: посмотрите, с какими инициативами выступало ваше Законодательное Собрание, нет ли необходимости их отозвать, пересмотреть и вносить уже в новом формате. Не бойтесь загрузить этой работой представителей вашей области в Совете Федерации. Они могут проверить судьбу ваших законодательных инициатив, а при необходимости рассмотрения вы можете делегировать своим сенаторам право представлять законодательную инициативу в Государственной Думе.

Должен сказать, что Совету Федерации при работе на постоянной основе необходимо поставить перед собой еще несколько задач, которые не могли быть поставлены в режиме, когда наши бывшие коллеги раз в месяц приезжали на пленарные заседания и не могли посвятить себя более плодотворной законотворческой работе. Речь идет о таких задачах, как систематизация всего законодательства Российской Федерации, изучение правоприменительной практики и, наконец, законодательное государственное планирование. Над этими глобальными задачами мы сейчас работаем.

Рассказ о Совете Федерации был бы не полон, если бы я не упомянул еще об одной, наверное, самой главной, задаче, которую мы перед собой ставим. Формально она пока никак не декларирована — нет документов в Совете Федерации, где бы эта цель была сформулирована. Думаю, в ближайшем будущем я буду настоятельно просить своих коллег ее сформулировать — в виде заявления, обращения, может быть, в рамках специального плана работы. К чему мы стремимся, какую цель преследуем? Просто создать нормальное правовое поле? Да, это хорошая цель. Построить нормальное демократическое государство с рыночной экономикой? Да, это все тоже хорошо. Обеспечить законность и права человека? Хорошо. Но в конечном счете, я думаю, что, являясь палатой регионов, представительным органом власти, мы должны думать прежде всего о нашем гражданине, о россиянине. Важна такая цель, как обеспечение равных возможностей любому гражданину России, вне зависимости от того, где он живет — в Магадане, в Москве или в Калининграде. Вот та стратегическая цель, через призму которой нужно рассматривать все законопроекты, которые проходят через Совет Федерации. Сегодня, к сожалению, возможности граждан России не равны. Мы все равны по Конституции, но, увы, возможности и социальная защищенность жителей, допустим, Сахалинской области или Хабаровского края резко отличаются от возможностей жителей регионов Центральной России, а уж тем более Москвы, Петербурга, крупных промышленных центров нашей страны. При этом для меня совершенно очевидно (я прекрасно понимаю, что с точки зрения правительства я говорю страшно крамольные вещи, абсолютно непопулярные): для того, чтобы достичь равенства возможностей всех россиян, необходимо определенное неравенство для отдельных регионов России — особый режим тарифной, налоговой политики. Иначе не получится. Мы очень большая страна, и в регионах слишком разные условия жизни: и климатические, и социально-экономические, и так далее.

В завершение выступления — несколько слов о порядке формирования Совета Федерации. Сейчас идет большая дискуссия, должен Совет Федерации формироваться на основе выборности сенаторов или на каких-то других принципах. Выскажу личную точку зрения. Я абсолютно уверен, что будущее — за избираемостью всех членов Совета Федерации. Механизм, который позволяет это сделать, не требует изменения Конституции. Например, сейчас для рассмотрения в Госдуме подготовлен законопроект, одним из авторов которого я являюсь. Предложена следующая схема: на губернаторских выборах каждый кандидат на должность главы исполнительной власти региона выдвигает и своего кандидата в члены Совета Федерации от исполнительного органа власти. Избиратели в одном бюллетене голосуют и за кандидата в губернаторы, и за представителя в Совете Федерации. Таким образом сенатор получает мандат уже не от губернатора, а от народа. Подобные варианты возможны и по выборам представителей от законодательных органов власти. Но есть одно «но», и это абсолютно объективно и прагматично. Не скрою, я не случайно сказал добрые слова о ваших представителях в Совете Федерации. Я считаю, что нынешний состав Совета Федерации очень сильный. Это действительно высокопрофессиональная команда. В составе Совета Федерации четыре бывших вице-премьера правительства; четырнадцать сенаторов имеют опыт работы в Правительстве России в ранге министров и первых заместителей министров; около семидесяти человек обладают опытом законодательной работы на федеральном уровне; около пятнадцати человек были главами исполнительной власти регионов. Состав сильный. Так вот я считаю, что надо дать возможность этому составу поработать два-три года. Если представляется необходимым, принимать закон об избираемости сенаторов сейчас, но введение его в действие отнести на более поздний срок, чтобы дать возможность нынешнему составу нормально поработать. Этот состав Совета Федерации в состоянии решить многие серьезные задачи и тем самым принести много пользы регионам. Есть еще один довод. Совет Федерации имеет уникальнейшую особенность, которая отличает его от всех других органов государственной власти России. Совет Федерации — в отличие и от Президента России, и от Правительства, и от Государственной Думы — никогда не прекращает своих полномочий ни по каким основаниям. В этом его дополнительная стабилизирующая роль. Думая о будущем и идя к более демократическому порядку формирования Совета Федерации, необходимо эту стабилизирующую роль не расшатать.

На этом, уважаемые коллеги, я заканчиваю свое выступление. Я хочу пожелать всем нам плодотворной совместной работы, вам и всем жителям Тверской области — здоровья, счастья, процветания, удачи, всего самого доброго.

5-Я ПОЛОСА: В законодательном собрании.

Вместе мы можем многое

На встрече с депутатами Законодательного Собрания Председатель Совета Федерации Сергей Миронов ответил на вопросы, которые задали областные парламентарии.

Александр Грибов: Взаимоотношения центра и регионов упираются в доходы, которые дает экономика. Намечается ли какая-то реорганизация нашей банковской системы? Центробанк сегодня отделен от государства, ставка рефинансирования в нем очень большая. Ваша точка зрения, точка зрения Совета Федерации: можно ли ожидать в обозримом будущем снижения ставки и возвращения Центробанка в лоно государства?

— Не готов ответить утвердительно на эти, безусловно, имеющие право быть вопросы. Могу сказать только, что реформирование банковской системы готовится. Работу эту ведет прежде всего правительство. Знаю, что обсуждаются разные мнения, и на каком-то этапе пакет по банковской реформе будет внесен в Государственную Думу. Когда пытаешься подключиться, поинтересоваться, то получается примерно так, как с законом о местном самоуправлении. Мы слышим что-то, начинаем критиковать, а нам говорят: господа, то, что вы критикуете, это третья редакция, которая уже вся переписана.

Я не думаю, честно говоря, что реально можно ожидать снижения ставки рефинансирования. Если же говорить о необходимости создать возможность нормального кредитования — прежде всего реального сектора экономики, — думаю, что это было бы вполне позитивно, если бы мы нашли такие механизмы. Здесь идет постоянный спор о роли государства: то ли все должен решать рынок, то ли что-то должно регулироваться государством. Моя точка зрения — мы за последнее десятилетие реформ стали «святее папы». Мы брали рыночные модели западных стран с развитой экономикой и пытались их с точностью копировать. Нужно реально подходить к вещам и не прыгать выше головы в погоне за какими-то абсолютными рыночными реформами.

Если мы заботимся о регионах, об их финансовом благополучии, необходимо скорейшее принятие двух законов: закона о минимальных социальных стандартах и закона о минимальной бюджетной обеспеченности регионов. Вот когда все это будет рассчитано и обосновано, тогда мы сразу поймем: кто у нас реальный донор, кто реципиент, у кого есть возможности для того, чтобы стать донором… Сейчас у нас ситуация, когда регионам невыгодно самим наращивать свои бюджетные доходы — если ты хороший лоббист, ты можешь ходить и просить денег для своего региона, а потом сиди, и тебе абсолютно наплевать, что творится в регионе. Это неправильно. Необходимо находить стимулы для того, чтобы развивалась экономика, чтобы реально увеличивались налоговые поступления в бюджет. Если нет стимула, не будет развития.

Александр Кушнарев: Россия — аграрная страна. За последние десять лет не просматривается четкой, внятной политики государственной поддержки отечественного сельхозтоваропроизводителя. Мы знаем многие зарубежные примеры, когда производство молока, мяса и другой сельхозпродукции четко дотируется государством. У нас государственная поддержка явно недостаточна. Аграрный сектор России живет в тяжелейших условиях. Насколько вы, ездя по стране, ощутили эту проблему? Ожидать ли нам в ближайшие годы каких-то изменений к лучшему?

— Совет Федерации принял специальное постановление по этому вопросу, которое родилось как раз в результате поездок в регионы. Я не стану его подробно излагать, Владимир Анатольевич Петров передаст этот документ в ваше Законодательное Собрание, и вы сможете с ним ознакомиться.

Одно из самых сильных лобби в Совете Федерации — это лобби сельхозтоваропроизводителей. У нас мощный комитет по аграрной политике, который возглавляет Иван Стариков. У нас достаточно сенаторов, представляющих те регионы, где основной сектор экономики — сельское хозяйство. И эти сенаторы, конечно, отстаивают интересы производителей сельскохозяйственной товарной продукции. Так что Совет Федерации довольно много в этом плане делает. Думаю, что то постановление, которое мы приняли, сыграет свою положительную роль.

Вячеслав Миронов: Продолжит ли работу комиссия Совета Федерации, которой поручено заниматься вопросами разграничения полномочий между центром и регионами? И второй вопрос: президент акцентирует внимание на физическом развитии молодежи. Но ведь все ушло из высших учебных заведений. Смысла нет говорить о физическом развитии, если не подключим к этому систему высшей школы.

— Комиссия продолжит свою работу. У нее сейчас готово около пятидесяти законопроектов. Начав работу по разграничению полномочий между центром и регионами, эта комиссия вышла на более широкий круг принципиальных вопросов, в частности о взаимоотношениях между регионами и местным самоуправлением, ряд других. Сейчас она имеет большой пакет предложений.

Что касается вопросов физического развития, то мне приятно сказать, что ситуация меняется. Очень много делает новый руководитель всей нашей физкультуры и спорта Вячеслав Фетисов. У него замечательные идеи, и Совет Федерации готов ему помогать. Например, сейчас Вячеслав Фетисов работает над возрождением дворовых футбольных команд. Он говорит: если необходимо, страхуйте строку федерального бюджета для того, чтобы можно было по месту жительства нанимать тренеров для таких футбольных команд. У него целый ряд и других предложений. Главное — нет зашоренности. Вячеслав Фетисов не как чиновник смотрит, а как человек, который прожил жизнь в спорте, который гордится достижениями нашего спорта и сам является нашей гордостью. Он прекрасно понимает, что необходимо кардинально менять ситуацию. Здоровье нации закладывается в юности. Кроме того, спорт — это не только здоровье. Развивая физическую культуру, мы, с одной стороны, решаем вопросы здоровья, с другой — проблему досуговой занятости молодежи.

И еще хочу обратить внимание.В Совете Федерации создана комиссия по делам молодежи и спорта. У нее уже есть интересные наработки, скоро пойдут законодательные инициативы, в том числе в плане развития физкультуры и спорта в России.

Владимир Данилов: Спасибо Совету Федерации за поддержку наших законодательных инициатив в Государственной Думе. Хотелось бы обратить внимание Совета Федерации и на проекты федеральных законов, которые не находят воплощения. Например, с 1999 года не находит воплощения законопроект «О здравоохранении в Российской Федерации». Этот и другие социальные законы очень нужны субъектам Федерации. Мы вынуждены принимать рамочные законы, которые в принципе не решают проблем.

— Да, такая проблема есть. Когда я говорил о том, что нужна систематизация всего правового поля России, речь шла как раз о вопросах этой сферы. Мы столкнулись с такой вещью: к сожалению, многие законы просто не работают, другие законы не работают частично, а какие-то законы прекрасно работают в центральных регионах России, но пробуксовывают, скажем, на Дальнем Востоке. Все это мы сейчас суммируем, изучаем и готовим на этой основе доклады в Государственную Думу, президенту, правительству о том, что у нас в законодательстве работает, что не работает, что требует изменения, а что требует в конце концов определенного контроля — иногда со стороны Счетной палаты, иногда со стороны Федерального Собрания.

Валерий Максимов: Бюджет России в 2000 году был двадцать миллиардов долларов. Сейчас — семьдесят миллиардов. То есть, рост триста пятьдесят процентов. В то же время рост бюджета Тверской области составляет всего лишь тридцать-сорок процентов, в десять раз ниже. Существует принцип пропорциональности при формировании бюджета. Тверская область является средней по показателям роста экономики, сбора налогов, изменению налогооблагаемой базы. Темпы роста областного бюджета должны быть более высокими. За счет чего же так резко возрос российский бюджет? Не забираются ли доходы регионов на Федерацию? Помимо того, финансирование федеральных программ и законов из федерального бюджета резко сокращается, многое перекладывается на плечи субъектов Федерации. Какова ваша позиция и что нам предпринять в Тверской области, чтобы увеличить доходы нашего бюджета?

— Не сомневаюсь, что есть алгоритмы решений, которые действительно позволят увеличить доходы вашего областного бюджета. Об этом вы наверняка лучше меня знаете, и есть, наверное, какие-то предложения со стороны исполнительной и законодательной власти.

Что же касается проблемы неравенства в приросте бюджетов, вы сами практически отвечаете на свой вопрос. Да, действительно, перераспределение осуществляется сейчас в пользу центра.

Есть еще один аспект. Меняется налогооблагаемая база, меняется сам принцип налогообложения, причем некоторые налоги начинают более эффективно работать, более эффективно собираются. В частности, давно известен принцип, когда, несмотря на снижение ставки налога на прибыль, увеличивается налогооблагаемая база за счет привлечения новых субъектов налогообложения и идет общее увеличение суммы поступающих налоговых сборов. Есть необходимость создавать такой инвестиционный климат, чтобы было выгодно размещать средства здесь, чтобы увеличивалась как раз налогооблагаемая база.

К вопросу же неравенства при распределении налоговых поступлений мы, как я уже говорил, вернемся через год.

Александр Козлов: На территории каждого муниципального образования действуют территориальные органы федеральных структур. В последнее время проводится их реорганизация. В результате Старицкий район, интересы которого я представляю в Законодательном Собрании, лишается Центрального банка, лишается налоговой инспекции, в ближайшее время может лишиться федеральной почтовой связи. Нельзя ли поставить вопрос таким образом, чтобы реорганизации органов федеральных структур проводились с учетом мнения субъектов Федерации?

— К сожалению, я могу продолжить перечень того, что уходит из небольших муниципальных образований и сельских округов. Это вопросы записи актов гражданского состояния, это все, что касается опеки и попечительства, многое другое. А жители села зачастую просто физически не могут поехать в райцентр, тем более в другой район. Об этой проблеме мы, кстати, говорили на заседании президиума совета законодателей. Признали, что да, есть такая проблема, к ее решению надо грамотно подойти и сделать те необходимые шаги, чтобы в конце концов было удобно жителю, а не органам власти, не чиновнику.

Виктор Константинов: В следующем году исполняется шестьдесят лет со дня освобождения города Ржева от немецко-фашистских захватчиков. Потери, как вы знаете, были колоссальные. Мы с 1998 года ходатайствовали о присвоении Ржеву звания «Город Солдатской Славы», но решение вопроса застряло. Есть ли возможность надеяться на поддержку Совета Федерации? Что надо сделать для того, чтобы как можно скорее было принято положение о Городе Солдатской Славы?

— На поддержку можете рассчитывать. Я думаю, что необходимо сейчас заново инициировать вопрос, обратиться с ним в Совет Федерации, можно напрямую ко мне, я дам соответствующие поручения, с тем чтобы решить проблему, потому что постановка вопроса правильная.

Говоря о Ржеве, я не могу не высказать еще свою точку зрения на такой непростой вопрос, как немецкое захоронение на территории города. Ко мне обращались ветераны, и я считаю, что при всем уважении к нынешним российско-германским отношениям необходимо все-таки отказаться от захоронения немецких солдат во Ржеве, а выделить для этого достаточно места на территории района. Ржев — это заноза в сердце каждого ветерана, который прошел Великую Отечественную войну.

Федор Пенкин: Будет ли пересматриваться законодательная база в отношении незаконного оборота наркотиков? Для города Кимры, который я представляю в областном парламенте, это очень важно. Обидно, когда решение столь важной проблемы принимает кампанейский характер. Кампании проходят, и все возвращается на круги своя. Будет ли настоящая борьба?

— Вы знаете, что проблема борьбы с наркотизацией поднималась на специальном заседании Госсовета. Давались оценки проблемы, прозвучали страшные цифры. И президент сказал о неэффективности шагов по линии борьбы с наркотиками со стороны государства. Необходимо в корне менять ситуацию, нужны новые шаги. Принято решение о создании специального комитета, который сосредоточит всю работу по этой проблеме.

Выскажу личную точку зрения. Я занимался этой проблемой еще как депутат Законодательного Собрания Петербурга. Лично у меня впечатление, что здесь идет «слаженная» работа двух структур: одни поставляют наркотики, другие якобы лечат. Необходимо резкое вмешательство государства, причем я сам готовлю законодательную инициативу по ужесточению ответственности за распространение наркотиков. Здесь не надо стесняться, надо дать действительно жесткий отпор по линии государства. Уверен, что стоит ожидать и что будут законы, которые позволят более эффективно бороться с этим злом.

Владимир Юдин: Приятно и важно отметить, что проект закона о федеральном бюджете на 2003 год имеет четкую социальную направленность. Но меня, как и многих, тревожит то обстоятельство, что выплата внешнего долга по-прежнему составляет огромную долю и является, не побоюсь этого слова, очень серьезным камнем, который давит общественность нашей страны. Делается ли что-либо в Федеральном Собрании и лично вами относительно пересмотра самой методики выплаты внешнего долга? Особенно если иметь в виду контекст того, что и нам должны многие страны, которые когда-то назывались странами третьего мира.

— Понимаю ваш вопрос. Конечно, вопросы выплаты внешнего долга — это прежде всего работа правительства, лично президента. Федеральное Собрание задействовано в меньшей степени, но я знаю, что есть определенные предложения правительства, которые требуют решений законодательной власти, то есть Федерального Собрания. Мы, конечно, всегда готовы максимально содействовать разрешению этой проблемы — и что касается реструктуризации долгов, и что касается баланса долгов, а также условий, на которых фиксируется задолженность. Ведь если смотреть баланс, получается, что долгов могло не быть или они могли быть не в таком размере, в каком сейчас. Прямо скажем, не очень разумно занимались средства, деньги, увы, проедались, но, что называется, долг платежом красен, иначе не будет доверия стране.

Возвращаясь к бюджету 2003 года, нельзя не сказать, что сейчас эта болезнь — эпидемия займов — прекращена, государство пытается жить по средствам, уже не влезает в долги. Это, конечно, позитив. Но сейчас все-таки необходимо выполнить свои внешние обязательства, а что касается дальнейшего, то, конечно, в случае необходимости Федеральное Собрание свою роль сыграет и свое слово скажет. Работа ведется, работа очень кропотливая, непростая, невидимая.

Анатолий Лебедев: У меня два вопроса. Первый — это проблема алкоголизма, спаивания нации как таковой. Видит ли эту проблему Совет Федерации и какие меры он намерен предпринять в этом направлении? Вторая проблема — кражи цветных металлов. Каким видится подход к ее решению: она должна решаться на региональном уровне или все же требуется общегосударственный подход?

— Вопросы эти, действительно, очень больные для России.

Что касается алкоголизма, я считаю: то, что творится у нас сейчас с рекламой пива, — это антигосударственная политика спаивания молодежи. Я просто приведу один страшный пример, о котором мне рассказал ректор одного из технических вузов Петербурга. Поступили первокурсники, группа была двадцать два человека, все юноши. На зимнюю сессию не вышел ни один студент — все были отчислены за неуспеваемость, но это официально, а неофициально — пивной алкоголизм. Полгода — все! Семнадцать-восемнадцать лет пацанам.

Дело в чем? Я внимательно изучал этот вопрос, юристы и психологи анализировали рекламу, и есть интересные заключения. Обратите внимание, закон «О рекламе» предписывает рекламировать только свойства товара. Возьмите любую рекламу пива — рекламируется образ жизни. У тебя успех? Выпей пива. У тебя замечательная компания? Время в ней ты должен проводить с бутылкой пива… Навязывается определенный образ жизни.

Что можно сделать? Определенные наработки уже есть. Дело в том, что у нас пиво подпадает под слабоалкогольные напитки, так вот можно в рамках законодательства приравнять пиво к алкогольным напиткам и внести соответствующие изменения в закон «О рекламе». У нас же не рекламируются алкогольные напитки. Думаю, что такая законодательная инициатива имеет право на жизнь, потому что иначе мы идем в никуда.

В дни Байкальского форума студенческая молодежь пригласила меня на одно мероприятие, и я зашел на полчаса. Я был поражен! Стоит студенческая молодежь. Быстрая музыка — все танцуют, медленная музыка — стоят. Почему? Потому что у девчат в руках банки пива. Поставить некуда, а выбросить жалко. Я, кстати, публично об этом сказал там, они посмеялись, но, к счастью, смех у них был горький. Молодежь понимает, что образ жизни, который навязывается рекламой, совершенно не соответствует нашим традициям и вообще является пагубным.

О цветных металлах. Это наша беда. В свое время я выступил в Петербурге с законодательной инициативой по запрету деятельности пунктов по скупке цветных металлов. Органы прокуратуры сразу — нельзя, вы нарушаете федеральное законодательство. Идем как по замкнутому кругу. Регионы, в которых нет сырьевого рынка цветных металлов, занимают первые места по продажам цветных металлов. Чушь полнейшая! Километрами срезаются провода, идет бесчинство на кладбищах… Моя точка зрения: при решении этой проблемы именно законодатель должен сказать свое слово. При этом, конечно, надо разобраться, что в конце концов является главным: безусловное исполнение норм закона либо все-таки здравый смысл. Я уверен, что закон. Если мы изберем путь целесообразности, то очень быстро придем к тому, что закон у нас вообще перестанет действовать. Надо искать именно юридические возможности решить проблему краж цветных металлов в рамках действующего законодательства. В Совете Федерации есть комитет по экономике и предпринимательству, ему дано соответствующее поручение. К этой теме необходимо еще раз вернуться.

В России немало проблем, и все их необходимо решать. Безусловно, свое слово в этом отношении должны сказать законодатели.

Сергей МИРОНОВ, Председатель Совета Федерации