Сергей Миронов: Наша спецоперация на Украине – это, безусловно, шаг к справедливому миру

20 января 2023

Интервью Председателя партии, руководителя фракции “СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ЗА ПРАВДУ” Сергея Миронова журналу “Национальная оборона”.

– Сергей Михайлович, как бы вы могли охарактеризовать текущую международную ситуацию и состояние внешней политики России?

– Отвечу как человек, многие годы отдавший геологии. На мой взгляд, мы находимся в начальной стадии масштабных тектонических сдвигов в мировой политике. Весь мир сегодня – это, образно говоря, сейсмически активная зона. Прежний миропорядок, в котором многое зиждилось на казавшейся незыблемой глыбе западной гегемонии, начал давать разломы, трещины и подвергаться эрозиям. Движение пошло, на наших глазах рождается нечто новое. И если управление тектоническими сдвигами земной коры не во власти человека, то брать под контроль глобальные сдвиги в международных отношениях вполне по силам человеческому разуму и воле.

Россия проводит единственно верную, взвешенную, сбалансированную внешнюю политику, позволяющую предотвращать геополитические “землетрясения”. Запад, теряющий гегемонию, яростно наращивает давление на нашу страну и пытается изолировать ее от остального мира. Однако план жесткой международной изоляции России не проходит. Есть так называемый “золотой миллиард”, но есть ведь и “незолотые” семь миллиардов жителей других государств. Нам надо последовательно развивать отношения с широким кругом государств на пространстве СНГ, в Азии, на Ближнем Востоке, в Африке, Латинской Америке, наращивать число стран, которые можно называть “дружественными”. И тогда еще посмотрим, кто кого изолирует.

– США и ЕС после начала кризиса на Украине в феврале этого года ввели против Москвы несколько пакетов персональных и экономических санкций. Как вы считаете: Россия адаптировалась к новым условиям?

– Если вести отсчет с 2014 года, Запад наложил на Россию более 12 тысяч разнообразных санкций. Более двух третей из них наложены после начала спецоперации на Украине. Такого беспрецедентного давления ни на одну страну за всю историю никогда не оказывалось. Но наша экономика в целом показала способность подстраиваться под новые реалии. Есть, конечно, наиболее уязвимые отрасли, вроде электроники, автомобиле- и авиастроения, где ситуация, прямо скажем, кризисная. Но большинство отраслей работают достаточно стабильно, причем есть и такие, которые демонстрируют небольшой рост.

Гибкость и устойчивость нашей экономики вызывает удивление как у отечественных, так и у зарубежных экспертов. А вот у западных политиканов, замышлявших быстро обрушить российскую финансовую и экономическую систему, это вызывает бессильную злобу. Коллапса не произошло. В то же время я бы призвал не обольщаться и не расслабляться. Экономика-то неплохо адаптируется к новым реалиям, но, увы, очень слабо адаптируются к ним мозги некоторых чиновников. Федеральный бюджет, который мы в Госдуме принимали недавно, – это не бюджет мобилизации, это “бюджет чиновничьего благодушия”. Главный финансовый документ страны выстроен по старым лекалам: прогнозирование “от достигнутого”, распыление средств казны на второстепенные дела, сохранение (пусть и в несколько модернизированном виде) пресловутого “бюджетного правила”, которое “замораживает” нефтегазовые доходы в Фонде национального благосостояния, вместо того чтобы направлять их на срочную помощь экономике и населению.

Наша депутатская фракция выступила против правительственного бюджета и предложила свой альтернативный проект, в котором четко показано, как и откуда можно взять триллионы рублей на решение неотложных антикризисных задач. Увы, пока нас не слышат. Но я убежден: жизнь заставит менять подходы. Пора бы уяснить: то, что происходит, – это не нечто временное. США и их союзники ведут свою игру с нами, что называется, “вдолгую”. Поэтому и нам нельзя успокаивать себя тем, что в данный момент все складывается вроде благополучно. Нужно думать о том, что может произойти в среднесрочной и отдаленной перспективе, и решительно перестраивать экономическую политику, приводя ее в соответствие с суровыми вызовами времени.

– В чем вы видите главные угрозы безопасности страны?

– Сегодня ситуация такая, что по поводу “угроз безопасности” нет нужды рассуждать в теоретическом ключе. Они видны невооруженным глазом. Мы видим, как наращиваются группировки НАТО вблизи границ России, видим учения с провокационными целями и прочую “игру мускулами”, слышим агрессивную риторику из уст западных политиков и дипломатов. Ну и самое гнусное и опасное – это западные поставки оружия и боевой техники нацистскому киевскому режиму. Это уже не угроза, это то, что называют “прокси-войной”, войной, ведущейся чужими руками. Запад забыл исторические уроки.

Духовные наследники Наполеона и Гитлера вновь бредят планами, как одолеть Россию и поставить ее на колени. Порой можно услышать: мол, коллективный Запад нам только грозит, но на реальное столкновение никогда не пойдет – побоится. Так-то оно так, но ведь ситуация может выйти из-под контроля. Инцидент с украинской ракетой ПВО, ударившей по польскому селению, ясно показал, на каком тонком волоске все держится. В этот раз обошлось, но где гарантия, что мы не столкнемся с еще более изощренной провокацией, которая поставит мир на грань ядерной войны?

Я считаю, что степень угроз, которые сегодня идут со стороны Запада, превышает степень угроз времен “холодной войны”. Пора отрешиться от иллюзий: прежних отношений с США и их союзниками уже не будет. Рано или поздно нам придется, конечно, договариваться с ними о новой системе глобальной безопасности. Но, судя по всему, по многим пунктам делать это надо будет “с чистого листа”. Впрочем, сейчас, когда еще и полпути к решению задач по демилитаризации и денацификации Украины не пройдено, ни на какие переговоры идти категорически нельзя. Это только во вред. Реальное снятие угроз, идущих с Запада, может обеспечить только сильная переговорная позиция, подкрепленная убедительной победой в СВО.

Еще одна острейшая угроза нашей стране – это международный терроризм. Он никуда не делся: ни в Сирии, ни в Ираке, ни в Афганистане, ни в других традиционных террористических гнездах. Но нельзя не видеть, что появился еще один центр международного терроризма – Украина. Мы это уже воочию увидели по атаке на Крымский мост, по целому ряду задержаний диверсантов, подготовленных СБУ и пытавшихся совершить теракты на территории России. Несложно предвидеть: чем отчаяннее будет становиться положение режима Зеленского, тем активнее этот “кровавый клоун” и его соратники начнут прибегать к террористическим методам. Наши спецслужбы должны уже сейчас учитывать эту угрозу и наращивать усилия по ее предотвращению. Кроме того, я полагаю, мы приближаемся к моменту, когда статус военной спецоперации на Украине придется менять на статус контртеррористической. Со всеми вытекающими последствиями.

– Как вы оцениваете ход специальной военной операции России на Украине?

– Оцениваю с уверенностью в победе, но без шапкозакидательства. Надо признать: все оказалось сложнее, чем представлялось в самом начале. Была определенная недооценка противника. Помните: в первые дни спецоперации делалось разделение: есть, дескать, нацбаты, которые являют собой главное зло, и есть части ВСУ, личный состав которых не исповедует нацистских убеждений и в принципе не очень-то хочет воевать. Но сегодня ясно: нашим воинам противостоит, по сути, один огромный “нацбат”. Да, в его составе – масса несчастных, запуганных, подневольных резервистов, которых безжалостно используют в качестве “пушечного мяса”.

Но ведь на всех командных постах расставлены матерые, убежденные бандеровцы. А когда командир – идейный нацист, то подчиненным трудно оставаться не нацистами. Это, как в гитлеровском вермахте: кто там был хорошим и не замаранным в военных преступлениях? Не удивительно, что и в украинском “вермахте” в порядке вещей пытки и убийства пленных, что здесь нередки случаи, когда командиры-нацисты приказывают подчиненным выступать в роли карателей и расстреливать мирных жителей, заподозренных в симпатиях к России. Кредо нацистов – повязать всех кровью, а это в свою очередь генерирует и особую ожесточенность на поле боя.

В начале спецоперации сложно было предугадать и другое – то, каким мощным потоком коллективный Запад начнет поставлять оружие и боевую технику для ВСУ. Трудно было просчитать и то, насколько многочисленными будут отряды иностранных наемников, съехавшихся на подмогу укронацистам. Поэтому в какой-то момент наш воинский контингент стал напоминать былинного богатыря, сражающегося с многоглавым Змеем Горынычем: отрубит голову змею, а она вновь вырастает, отрубит две головы, – а они вновь на месте. Понадобился, образно говоря, тот самый меч-кладенец, который бы позволил отрубить все головы сразу. Таким эффективным мечом сегодня, на мой взгляд, являются массированные удары по инфраструктурным объектам Украины, которые наши военные начали наносить с 10 октября.

Основные удары сейчас, как известно, наносятся по энергетическим объектам, что дает ощутимый эффект: уничтожено до 40% украинских энергомощностей. Но думаю, что это только первый этап. В дальнейшем, видимо, целесообразно сосредоточиться на столь же методичных, высокоточных ударах по транспортным коммуникациям, железнодорожным узлам и мостам. Что касается действий на линии соприкосновения, то, на мой взгляд, наше командование поступило правильно, отказавшись в данной ситуации от тактики “лобовых штурмов” и “молниеносных прорывов”. Тактика постепенного выдавливания противника с тех рубежей, где у противника возникает слабина, продвижение вперед, пусть и небыстрое, но обеспечивающее минимизацию потерь, – это то, что сегодня оптимально.

– Коллективный Запад постоянно нацелен на разжигание конфликтов в других странах. В последнее время очевидно его настойчивое стремление подмять под свое влияние страны постсоветского пространства. Насколько устойчива обстановка в этом регионе?

– Да, наши недруги спят и видят, как бы окружить Россию кольцом врагов и пылающих региональных конфликтов. Печальный опыт Украины показывает, как изощренно они умеют это делать с помощью “цветных революций”, подкупа правящей элиты и воздействия на сознание населения через разнообразные прозападные неправительственные организации, фонды, медиаресурсы и т.д. Сегодня ту же самую деятельность они пытаются вести в Казахстане, странах Средней Азии и Закавказья. Нам ни в коем случае нельзя проспать ситуацию в этих странах, как мы проспали Украину.

Мы иногда чрезмерно уповаем на то, что у нас сложилась большая сеть международных организаций, призванных обеспечивать развитие разностороннего сотрудничества с соседями, – СНГ, ЕАЭС, ШОС, ОДКБ и прочее. Все эти организации полезны и важны. Но ведь сами по себе эти структуры – не панацея. Они, можно сказать, лишь верхушка айсберга. А какие процессы происходят в глубине того или иного народа, какие общественные настроения вызревают в той или иной соседней стране? Все это требует самого серьезного отслеживания и анализа. Надо активно работать не только с властями, но и с гражданскими обществами в странах постсоветского пространства. И это тот случай, когда не грех перенять опыт у нашего геополитического противника – США. Не стоит стесняться активно поддерживать пророссийские политические и общественные организации, не стоит жалеть на такую работу сил и средств.

Огромное значение, конечно, будет иметь то, чем закончится спецоперация на Украине. Не секрет, что во всех постсоветских странах пристально следят за ее ходом. Если Россия проявит слабость и проиграет, то, скорее всего, получит в своем подбрюшье целую цепь новых “украин”. Если же добьется своих целей, победит и выйдет из испытаний более сильной, чем прежде, то вряд ли кому-то из соседей захочется становиться “Украиной №2”.

– В сложившихся условиях российское законодательство потребовало серьезных корректировок. Какие законодательные инициативы вашей партии приняты или находятся на рассмотрении в Государственной Думе?

– Все, что связано со спецоперацией, сегодня на первом плане. В свое время мы выступили с инициативой освободить участников СВО от взимания налога на доходы физических лиц. Вызывает удовлетворение то, что Правительство РФ поддержало данную идею и в свою очередь тоже предложило внести соответствующие поправки в Налоговый кодекс РФ. Это хорошо. Но остается и много других подобных вопросов, которые надо срочно решать. Например, с какой стати боец, находящийся на переднем крае СВО, должен платить транспортный налог за машину, которая оставлена им по месту жительства? Мы выступаем с законодательной инициативой: от транспортного налога участников спецоперации тоже надо освободить.

Или вот еще. Представим ситуацию: где-то в окопе сидят и беседуют мобилизованные бойцы из Воронежа, Волгограда, Сахалина и Орла. Воронежец говорит: “Мне регион выделил единовременно 120 тысяч рублей”. Волгоградец: “А мне 100 тысяч”. Сахалинец: “Мне 300 тысяч”. Ну, а боец, призванный из Орла, со вздохом признается: “А мне ничего…”. Спрашивается, зачем мы устраиваем такой разнобой, такое неравенство? Как это сказывается на сплоченности воинского коллектива и моральном духе? Бойцы делают одно дело, вместе защищают нашу Родину, поэтому и преференции для всех должны быть равными. Мы предлагаем в таких случаях законодательно устанавливать единые федеральные выплаты, одинаковые для всех.

Спецоперация на Украине порождает много вопросов, требующих внимания законодателей. Но значит ли, что на таком фоне можно отодвинуть в сторону острые проблемы социального характера? Такие, например, как повышение МРОТ, индексация пенсий работающим и неработающим пенсионерам, меры по поддержке здравоохранения и образования? Ни в коем случае! Ведь это вопросы, связанные с обеспечением стабильности в обществе, с сохранением на должном уровне морального духа граждан. А это тоже крайне важно для нашей победы.

Некоторые наши давние инициативы социального характера вполне можно доработать и непосредственно нацелить на помощь участникам СВО. К примеру, мы уже многие годы ратуем за введение прогрессивной шкалы подоходного налога, которая, на наш взгляд, является эффективным средством борьбы с социальным расслоением: богатые должны платить в казну налогов больше, бедные – меньше. Долгое время эту нашу инициативу категорически отвергали. Небольшая подвижка произошла в 2021 году, когда Правительство РФ согласилось, что состоятельные граждане, имеющие доход свыше пяти миллионов рублей в год, должны платить подоходный налог не по ставке в 13%, как все, а по ставке 15%. За счет разницы в 2% стал формироваться специальный фонд “Круг добра”, средства которого пошли на оплату операций и лечение детей с тяжелыми заболеваниями.

Сегодня мы вносим законодательную инициативу аналогичного плана. Причем берем еще более богатую категорию граждан – тех, кто имеет доходы более 50 миллионов рублей в год. Пусть платят в казну 18%. Для них это щадящий режим, ведь во многих европейских странах богачи платят куда более высокие налоги – 40-60%. Ну, а за счет разницы в 3% мы предлагаем создать Фонд поддержки армии и флота. Деньги можно собрать немалые. Их предлагается пустить на дополнительные закупки тех дефицитных предметов обмундирования и снаряжения, которых сегодня не хватает на передовых рубежах спецоперации и которыми по разным причинам бойцов не может обеспечить Минобороны. Сейчас многое из этого закупается разного рода энтузиастами-волонтерами, общественными и благотворительными организациями. Но почему же не решить все на государственном уровне?

– Известно, что ваша партия взяла шефство над мотострелковым полком из состава Кантемировской дивизии, который направляется в зону СВО. Какую помощь вы оказываете бойцам? С чего все началось?

– Все просто. В конце октября мы с коллегами побывали на полигоне учебного центра Кантемировской дивизии. Там занимались боевой учебой воины одного из полков, готовившегося к направлению в зону СВО. Мы понаблюдали за их действиями, а потом состоялась очень хорошая, откровенная беседа, в ходе которой выяснилось, что настрой у кантемировцев вполне боевой, патриотический, но обнаруживаются некоторые “мелочи”, которые вообще-то совсем не мелочи. В частности, в подразделениях не хватало некоторых средств специальной связи. Мы решили помочь, нашли необходимые средства связи, закупили, передали в полк.

Ну, а потом возникло понимание, что такую работу мы просто обязаны продолжить. Вот и обрело все это взаимодействие форму шефских связей. С командованием и бойцами полка у нас завязались очень добрые отношения. Они регулярно сообщают нам о своих боевых делах. Мы же внимательно отслеживаем проблемы, которые возникают у них со снабжением, и стараемся помогать в их решении. Недавно передали в полк бензопилы, палатки и другие вещи, необходимые на фронте. Будем и дальше продолжать в том же духе.

Но это далеко не единственный пример такого рода. К примеру, в составе Росгвардии создан и действует батальон “Оплот ЗА ПРАВДУ”, сформированный из членов и сторонников Партии “СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ЗА ПРАВДУ“. Мы – партия патриотической направленности, поэтому многие наши партийцы по-особому остро чувствуют личную причастность к происходящему на Украине, а некоторые даже принимают решения записываться в добровольцы. Недавно принял такое решение один из моих соратников – руководитель аппарата нашей думской фракции Руслан Татаринов. Чуть раньше ушел на фронт член Президиума Центрального совета партии Александр Дворкин. Многие наши региональные отделения направили в зону СВО отряды своих посланцев. Оттуда, с фронта, постоянно идет информация о том, что в сложных боевых условиях наши ребята показывают себя с самой лучшей стороны.

Те, кто остаются в тылу, тоже стремятся вносить вклад в достижение победы. У нас ведется большая, многоплановая работа под лозунгом “Своих не бросаем”. Собираем средства в помощь нашим бойцам и жителям освобожденных территорий, регулярно направляем в зону СВО гуманитарные грузы. Шлем все, что необходимо на фронте: от печей-“буржуек”, которые обогреют воинов в зимних условиях, до детских рисунков, которые наверняка вызовут у бойцов добрые чувства.

– Расскажите о деятельности созданных под эгидой партии центров по защите прав граждан, в том числе в контексте поддержки военнослужащих, участвующих СВО.

– Эти центры мы стали создавать с начала 2015 года с целью помочь гражданам в борьбе с несправедливостями и фактами беззакония в самых разных сферах – в борьбе с беспределом коммунальщиков, в отстаивании трудовых и пенсионных прав, в ситуациях, когда люди не могут получить положенные им социальные выплаты и пособия, качественную медицинскую помощь и т.д. Центры созданы практически во всех регионах России, а с недавних пор еще и в ДНР и ЛНР. Их сотрудники оказывают гражданам юридическую помощь, ведут информационно-просветительскую работу, ну а когда требуется, берутся и за пробивание разного рода бюрократических барьеров. С началом спецоперации на Украине у сотрудников ЦЗПГ появился новый круг забот.

К сожалению, некоторые чиновники даже в новых, изменившихся условиях продолжают оставаться формалистами и замшелыми бюрократами. Поэтому несправедливостей в отношении участников СВО проявляется немало. Мы не раз сталкивались с вопиющими случаями: то местные чинуши не выплачивают родственникам погибшего бойца денег на погребение, то из-за безответственности работников военкомата, потерявших документы раненого контрактника, человека лишают положенной материальной помощи и т.д. Вот и приходится вмешиваться и добиваться, чтобы все решалось по закону.

При проведении частичной мобилизации тоже возникали специфические проблемы. Порой людям требовалась не только информация об их правах, но и разнообразные практические советы: что из вещей взять с собой, как быстрее адаптироваться к боевой обстановке и т.д. Мы даже решили издать в сотрудничестве с Российским Союзом ветеранов Афганистана и специальных военных операций брошюру “Живу, сражаюсь, побеждаю! Правила жизни на войне”. Брошюра разошлась, что называется, влет. Ну и, разумеется, сотрудники наших правозащитных центров помогали и продолжают помогать мобилизованным гражданам во всех возникающих проблемах: в разруливании юридических коллизий, в получении всех положенных выплат, в оснащении необходимой амуницией и т.д.

– Как, по вашему мнению, изменится мировой порядок и структура безопасности после завершения СВО?

– Из уст некоторых западных политиков иногда звучат высказывания, что победа России в спецоперации, дескать, станет поражением коллективного Запада. Да не поражением она станет, а побуждением. Побуждением к здравому смыслу. Им придется-таки признать, что надо возвращаться к тому, с чего все начиналось. А началось все с того, что западные лидеры в декабре 2021-го не приняли предложения России по гарантиям безопасности. Напомню, что там шла речь о необходимости юридически зафиксировать отказ от расширения НАТО, прекратить военное сотрудничество с постсоветскими странами, убрать американское ядерное оружие из Европы, отвести силы Североатлантического альянса на позиции 1997 года и еще много чего. Думаю, что после победы России в спецоперации на Украине уже никто не сможет высокомерно отвергать наши справедливые требования.

Но это только часть возможных последствий. На мой взгляд, наша победа способна дать мощный импульс для начала движения десятков стран Европы, Азии, Латинской Америки и Африки к обретению подлинной независимости и суверенитета. Это может напоминать то крушение колониальной системы, которое происходило после Второй мировой войны. Собственно, тенденции к уходу из-под опостылевшего диктата неоколонизаторов, к отстаиванию права самостоятельно, без участия американских и европейских “боссов” определять свою судьбу уже сегодня видны на примере многих стран и народов. Идея о том, что западная демократия якобы представляет собой некий эталон, который надо навязывать всем без исключения (в том числе и военным путем), терпит крах.

В мире есть сильнейший запрос на выработку настоящего, справедливого международного права. Оно должно перестать быть фиговым листком для прикрытия права сильного, права гегемона. Что-то надо делать и с многочисленными международными организациями. Ну не дело это, когда, скажем, МАГАТЭ, существующее для решения конкретных проблем ядерной безопасности, по политическим причинам не в состоянии даже назвать истинного виновника обстрелов Запорожской АЭС. Экономические, торговые, гуманитарные, культурные, экологические, спортивные и прочие международные организации должны быть очищены от политического пресса со стороны стран Запада и начать служить благу человечества.

Мир на пороге глобальных перемен. Не все сегодня можно предсказать. Воздержусь от гипотетических прогнозов того, какие в перспективе могут складываться геополитические конфигурации, какие сформируются центры влияния, кто с кем будет дружить или конкурировать. Но выскажу твердое убеждение в том, что после нашей победы на Украине всему миру станет понятно: у России есть четко очерченная зона жизненных интересов, которые она готова решительно защищать. С этой реальностью придется считаться всем.

Я, как человек верящий в справедливость во всех ее проявлениях, твердо верю и в возможность достижения справедливого и гармоничного мироустройства. Наша спецоперация на Украине – это, безусловно, шаг к справедливому миру.